DeLorean Ride

Объявление


Cheshire CatLornaRaphaelStevenCarrieClarke


эпизоды ○ 18+

С началом лета, дорогие гости и игроки DeLorean Ride! Надеемся, что учащихся не сильно придавила сессия, желаем успехов, а также ждём вас назад! Всем новичкам вдохновения.


FAQПРАВИЛАЗАНЯТЫЕ РОЛИТОЧКИ ФАНДОМОВГОСТЕВАЯНУЖНЫЕ MUST HAVE!ХОЧУ К ВАМШАБЛОН АНКЕТ

activists of week




В конце концов, он отлично помнил всех своих жертв. Всех, до единой. И ту миловидную женщину на переднем пассажирском сидении он помнил очень хорошо. Её испуганный, ничего не понимающий взгляд. ►►►



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DeLorean Ride » «В» значит вдохновение » Работа над ошибками.


Работа над ошибками.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

РАБОТА НАД ОШИБКАМИ
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://66.media.tumblr.com/2c1cf0f4008d65aeca351712cf51c601/tumblr_o3ff3uTx7r1v8tg9wo1_400.gif https://66.media.tumblr.com/33be1716275628f7451fe09db9a5c620/tumblr_o3ff3uTx7r1v8tg9wo7_400.gif

В САЛОНЕ DELOREAN
Lydia Branwell, Alec Lightwood

ДОРОГИ? НАМ НЕ НУЖНЫ ДОРОГИ!
Примерно через неделю после предательства Ходжа.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Лидия вернулась из Идриса совсем недавно, но после несостоявшейся свадьбы и нападения Ходжа Алек виделся с девушкой лишь один раз, так и не решившись навестить после. Какой же будет их встреча теперь?

Отредактировано Alexander Lightwood (Вс, 29 Май 2016 12:54:11)

+2

2

http://45.media.tumblr.com/478400f2b691966dde15f2b4a3063241/tumblr_o58aam2BXD1swtbemo8_250.gif http://49.media.tumblr.com/529e8633b52e3b15b861d2eeb92fdb86/tumblr_o58aam2BXD1swtbemo6_250.gif

●●●●●

Лидия не тешила себя пустыми надеждами.
Она не могла вечно прятаться за стеклянными стенами Аликанте, не могла вечно смотреть в мутные глаза матери. Не могла часами стоять под обжигающим душем, пытаясь смыть то, что уже давно забилось под кожу, отравило кровь и каждый внутренний орган. Лидия чувствовала это внутри. Оно жрало ее, перемалывая огромными челюстями кости. Не давало ночью сомкнуть глаз, заставляя покидать постель, забиваться в угол, рассматривая свои согнутые и поцарапанные колени. Она собирает волосы в хвост, вдыхая тонкие аромат ночи и закрывает глаза. В груди тянет так сильно, что эта тяжесть, кажется, плещет к горлу. Лидия убирает пару прядей выпавших из прически – ладонь скользит к затылку в попытках найти рану. На секунду ей кажется, что она чувствует ее – запекшуюся в светлых волосах кровь. Но когда она опускает руку, то кончики ее пальцев чистые.
На шее у Лидия цепочка с красивым и ограненным рубином – дорогая вещица.
Она сидит на стуле. Солнечный свет скользит по ее голым плечам, цепляясь за тонкие синие бретельки. За ее спиной мать ловко орудует ножницами, обрезая ей волосы. Тонкие пряди падают на пол медленно, будто в замедленной съемке. Щелк, щелк, щелк. Лидия не шевелиться, лишь прикрывает глаза. Теплая рука касается ее шеи, убирая пряди в таком ласковом жесте. Столько в нем теплоты и любви – можно было бы утонуть. Но, разумеется, Лидия не тонет.
Совет Конклава призывает ее на третий день. Лидия без счета отжимает от пола, когда мать приносит огненное письмо. Текст худой, корявый, как уродливые лестные чащи после пожара. Мать говорит, что она, ее дочь, не будет прятаться среди прошлого великолепия Бранвэллов. Ведь история твориться сейчас. А потом добавляет, что она может никуда не идти.
Но Лидия идет. Потому что она все еще не тешит себя глупыми надеждами.
Она смыкает пальцы на рукояти меча, пересказывая в подробностях события с Чашей. От величественного Конклава не осталось и звука. Все они перепуганы, как крысы во время потопа. Спокойствием здесь и не тянет, а лишь тухлятиной ужаса. Лидия задумывается на секунду : возможно Валентин прав? Ее начинает тошнить. Лидия пьет воду из высокого стакана, даже не испачкав его своей ярко-алой помадой. Мариз и Роберт тоже здесь. Лидия даже не удостаивает их взглядом. Разве может теперь что-то отбелить имя Лайтвудов? Пожалуй, лишь голова Валентина или его сына на серебряном блюде. Стакан в ее руке жалобно трещит, когда она сжимает его сильнее, чем следовало. Первое, что просит Лидия – разрешение на поимку Ходжа Старквезера. Это не честно, слишком личного, но гнев все еще кипит в ней. Жив и дышит. Наверное, он скользит даже в ее взгляде. Имоджен Эрондэйл усмехается ей прямо в лицо. Разумеется, разрешение она получает. Лидия не глупа, она отлично понимает, что Старквезер им нужен живым. Как и четко понимает, что ни за что не позволит ему жить. Нельзя давать жизни зверю, однажды сбежавшему из своей клетки. Перерезать ему глотку будет милосердием.
Лидия все еще ждет, когда идет процесс допроса Лайтвудов. Она сидит в первом ряду, чинно сложив руки на коленях с идеально -ровной спиной. У Мариз смазан уголок губ. Она нервничает. Она боится. Лидия скучающе рассматривает витражные стекла.
К собственному ужасу она не ощущает ничего.
.. ее имя всплывает где-то в середине процесса. К этому моменту Лидия уже позволяет тянущему и томному чувству забвения сожрать себя от головы до пят, когда Эмоджен требовательно на нее смотрит. Ей приходиться вскинуть голову и слушать, делать так, как велит закон. Вновь вернуться в Институт Нью-Йорка.
Мать ждет ее у порога, рассматривая лилии. Она сидит на ступеньках и больше похожа на маленькую потерявшуюся девочку, чем на строгого воина. Ее темные волосы рассыпались по плечам, а взгляд задумчиво бродит от одного лишь ей известного предмета к другому. Лидия садиться рядом. Солнце клониться к горизонту, очерчивая его своим светом. Ветер подхватывает полы ее длинного платья. Лидия ложиться головой на колени матери и плачет.
Очередная бессонная ночь.
Лидия не торопиться собирать вещи. Она шатается по огромному особняку Бранвэллов, принадлежащему еще Генри, отирая каждую стену плечом. Все, что она чувствует, это пожалуй ничего. Внутри давно не было такой пустоты. Впрочем, это даже в лучшему. Эмоции мешают работе. Все, что может позволить себе Лидия – это холодный расчет. Мать готовит ее любимые вафли.
Она перешагивает портал, оказываясь в Институте. В Нью-Йорке холоднее. На Лидии расклешенное кожаное платье, длинною по колени и пиджак. Ее появление вызывает такую же реакцию, как и в первый раз. С учетом того, что здесь нет Алека. Все замирают, рассматривая ее с опасением. Точно. У нее же волосы короче немного. Лидия проходит дальше, стуча каблуками своих туфель в оглушительной тишине и останавливается около мониторов.
– Все за работу, – спокойно командует она и охотники вокруг отмирают, начиная двигаться. Ей в руки тут же суют планшет с отчетом. Рядом появляется Рейдж, который молчаливо занимает место за ее плечом. Лидия собирается направиться в кабинет, когда дорогу ей перекрывает кто-то очень высокий. Она окидывает взглядом Алека, к своему удивлению не подмечая никаких изменений. Печально. 
– Лайтвуд? – глухо отзываются за ее спиной.
Лидия поднимает руку, показывая, что сможет справиться и сама, и прижимает планшет к груди.
– У тебя ко мне какое-то дело?

Отредактировано Lydia Branwell (Пт, 3 Июн 2016 11:14:32)

+2

3

http://i9.pixs.ru/storage/9/2/7/1gif_6818940_22131927.gif http://i9.pixs.ru/storage/9/3/6/tumblro3ff_4953403_22131936.gif

Засиживаться слишком долго после заката стало своего рода традицией. Иногда Алек даже не замечал, сколько сейчас время. Все расходились по своим делам, кто шел в свою комнату, кто отправлялся домой, кто на свидание, а он оставался один. С недавнего времени, эти часы Лайтвуд любил больше всего. Устав за день от суеты, шума, беспокойных метаний Клэри и понимающих взглядов Изабель, он наслаждался тишиной и полутьмой. При свете настольной лампы ему казалось, что тишина становилась почти ощутимой, звеняще-напряженной. Александр слушал ее, пропускал через себя, и его совсем не пугало, что Институт ночью казался похожим на безмолвный каменный склеп.
Иногда компанию ему составлял Магнус, но сегодня охотник был один.
Взглянув на часы, стрелки которых уже перевалили за полночь, Александр потер усталые глаза и решил идти спать, закончить отчет Конклаву можно и завтра.
После того, как Джейс ушел с Валентином, Совет требовал постоянно докладывать о проделанной работе и обо всех важных событиях, случившихся за день. Вот только ничего не происходило, словно близилось что-то действительно плохое, в Институт между тем напоминал взволнованный улей: Лидия вернулась в Идрис, а новый Глава пока не был назначен. И, конечно же, никто не позволил бы занять этот пост Алеку.
Не после того, как он расторгнул помолвку с Бранвелл и упустил Чашу. Они упустили...
Кроме того, настроение омрачалось и тем, что родителей Алека и Изабель вызвали в Идрис, где Конклав мог бы следить за ними самостоятельно, словно они преступники, которыми были когда-то.
"Все из-за Джейса", – ловил себя на предательской мысли Лайтвуд, хотя сам в это не верил.  Но, если бы он не ушел с Валентином, то на их семью не упала бы очередная тень подозрений в причастности к Кругу. Подозрений, что родители не просто так усыновили сына Вэйланда, подозрений, что они знали, кем является отец мальчика на самом деле.
Вечное пятно на репутации – вот чего добились в своей жизни Лайтвуды.
Алек даже не замечал, как засыпал за картой, в попытке найти хоть какую-то зацепку, шанс, что они чего-то не досмотрели или не заметили.
Можно было бы попросить помощи у Магнуса, но маг и так делал для них больше, чем требовалось и оснований бежать к нему из-за каждого пустякам не было, при том еще и бесплатно. А то, что у них роман – ровным счетом ничего не значит. Хотя, Лайтвуд бы даже романом это не назвал, просто потому, что одно свидание и сорвавшаяся свадьба полноценными отношениями не назовешь. И Джейс…
Это было похоже на какое-то наваждение. Часть Алека задыхалась от желания увидеться с Магнусом, а вторая – найти Джейса. Зависимость или привычка, но это плохой советчик, когда есть чувства.
Александр спрятал в шкаф отчеты о вскрытии девочки-нежити и другие документы, понимая, что случившееся не просто неприятно пахнет, а воняет. Обескровленное тело могло значить только одно – вампиры. Или другое – кому-то было бы удобно, чтобы все думали, что это вампиры. Тогда бы никакой договор не помог кровососам, их бы просто уничтожили, как особо опасную нежить, нарушающую правила перемирия. А может быть способ убийства вообще ничего не значил, этот вариант тоже не стоило исключать. Так или иначе, Рафаэль утверждал, что вампиры не причем и неожиданно для себя Алек был склонен ему верить.
О том, что он снова уснул за столом, он понял, когда его разбудила Иззи. Она второй день твердила, что ему надо отдохнуть, но Александр не решался себе это позволить. Конечно, можно было бы выбрать какой-нибудь предлог и незаметно для всех выбраться к Бейну, ведь в последнее время у Лайтвуда не было времени не то что приехать к нему в гости, даже позвонить. Но оставлять Институт охотник не решался, пусть он и не Глава, но пока нового управляющего не назначили, охотник и думать не смел расслабляться.

Он узнал о портале от других и напрягся. Трудно сказать, что почувствовал Алек в этот момент, на что надеялся. Ждал появления Джейса или нападения Валентина. Но уж точно не ожидал увидеть Лидию.
Стыдно сказать, но после ее отъезда Лайтвуд испытал какое-то облегчение, словно исчезло напоминание о его нечестном поступке. И пусть девушка за то недолгое время, что они общались, стала хорошим другом, но о ней он благополучно забыл.
Лайтвуд, – Рейдж, словно верный бульдог следовал за своей хозяйкой. Хотя, возможно, Алек был не далек от истины.
Надо поговорить, – Алек сейчас думает лишь о работе. Обо всем случившемся можно будет поговорить и потом, но сейчас следовало поставить главу Института о событиях, случившихся в ее отсутствие. А о том, что именно с руководителем он сейчас говорит, у Лайтвуда даже сомнений не возникало. Иначе Бранвэлл бы здесь не было. – Нашли вчера, после заката.
Он передал ей папку, в которой находились фотографии убитой девочки.
Рафаэль говорит, что вампиры ни при чем, я ему верю.

Отредактировано Alexander Lightwood (Пн, 30 Май 2016 20:04:04)

+2

4

http://s8.uploads.ru/t/ixSXV.gif

●●●●●●●

Каково бы ни было ошибочное мнение, но Лидия не ненавидела Алека. Он сделал свой выбор, был с ней максимальной честным, а сейчас, когда они встретились вновь, поддерживал лишь деловые отношения. Возможно, за это Лидия должна благодарить одного небезызвестного мага – Магнус сдержал свое слово, данное тогда ей в лазарете. И как уже говорилось, причин для отрицательных эмоций не было, но дурное настроение чаще всего дурно сказывает на воспитании. Лидия удивленно и надменно приподняла брови, когда Алек протянул ей папку с документами, будто бы ей предлагалась какая-то отвратительная, но особо изысканная гадость. Рейдж среагировал быстрее. Он взял папку, тут же ее открыл и повернул так, дабы Бранвэлл могла вчитаться в строки, показывая что-то определенное. Наверное, результаты вскрытия.
Но Лидия на него даже не взглянула. Она смотрела на Лайтвуда.
Раньше между ними было больше общего.
Жизнь охотника так или иначе подчиняется правилам и Конклаву, а если пытаться пригнуть выше головы, то последней можно и вовсе лишиться. Или оказаться в самом низу, как некоторые. Лидия не хотела себе подобной славы. Конечно, еще она не хотела брать на себя бразды правления Нью-Йоркским Институтом, но кто же ее спрашивал? Алек смотрел на нее в ответ, определенно начиная нести чушь. Но хуже всего было то, что он в эту чушь верил. Лидия медленно облизнула губы, понимая, что теперь она и Лайтвуд по разные стороны баррикад. Но это не значит, что она будет низкой настолько, чтобы унижать бывшего главу при свидетелях.
Рейдж все понимает без слов. Он захлопывает папку и идет в кабинет, не вздумав по городе даже оглянуться. Идеальный солдат. Такой, каким когда был Алек Лайтвуд. Которого теперь сломали. Печально.
– Рафаэль Сантьяго, серьезно? – яда в ее усмешке еще больше, чем в глазах – печальных и пустых, очень-очень холодных. Похоже, прошлое совершенно ничему не учит. Но только не ее. Каждую пощечину судьбы Лидия запомнила навечно, – Тела были обескровлены, Алек, – четко произносит Лидия. И ее голос не дрожит, не сочиться добром или теплотой. Она не объясняет ошибку, она обвиняет Лайтвуда, – и что значит " я ему верю"? Мы не заключаем договора с нежитью, Лайтвуд. Конклав не заключает. Таков закон. У нас объявлено военное положение, Валентин может напасть в любую минуту, а ты веришь на слово существу, у которого даже души нет? – Лидия щурит свои голубые глаза, ощущая только одну эмоцию, – я в тебе разочарована.
Точка.
Лидия огибает Алека по дуге, направляясь в кабинет. У нее нет времени на бездумные разговоры, на пустые и ненужные речи. Поэтому оказавшись в кабинете, Бранвэлл тщательно изучает фотографии, находить неясности в результатах вскрытия и идет в лабораторию. Верить вампиру? Нет, она не так глупа. Изабель смотрит на нее с долей изумления, но покорно отвечает на все вопросы, которые задает Лидия. Разумеется, этого недостаточно. Она сама осматривает труп, собираясь подойти к делу с достаточной серьезностью. Слава Ангелу, у Изабель хватает ума не начать с ней разговор. Она находиться в морге еще какое-то время, потом возвращается в кабинет и составляет отчет для Конклава.
Ей хватает ума вовремя остановить себя, чтобы не сделать приписку о Лайтвудах.
Вечером она вновь встречается в Алеком.
Вообще-то, это собрание для всех охотников Института, но его темная макушка виднеется в первых рядах. Лидия закрывает на секунду глаза. А затем она говорит. Говорит о том, что Джейс Вэйланд объявляется предателем. О том, что Ходжа Стаквезера нужно поймать живым и невредимым. Говорит, что нужно увеличить число патрульных.
– И отчеты мне каждые двадцать четыре часа.

+1


Вы здесь » DeLorean Ride » «В» значит вдохновение » Работа над ошибками.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC