DeLorean Ride

Объявление


Cheshire CatLornaRaphaelStevenCarrieClarke


эпизоды ○ 18+

С началом лета, дорогие гости и игроки DeLorean Ride! Надеемся, что учащихся не сильно придавила сессия, желаем успехов, а также ждём вас назад! Всем новичкам вдохновения.


FAQПРАВИЛАЗАНЯТЫЕ РОЛИТОЧКИ ФАНДОМОВГОСТЕВАЯНУЖНЫЕ MUST HAVE!ХОЧУ К ВАМШАБЛОН АНКЕТ

activists of week




В конце концов, он отлично помнил всех своих жертв. Всех, до единой. И ту миловидную женщину на переднем пассажирском сидении он помнил очень хорошо. Её испуганный, ничего не понимающий взгляд. ►►►



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DeLorean Ride » «В» значит вдохновение » can we be normal?


can we be normal?

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

can we be normal?
we are not like them
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://sh.uploads.ru/zpjks.gif http://s6.uploads.ru/ZAVIF.gif

В САЛОНЕ DELOREAN
Pietro & Wanda Maximoff

ДОРОГИ? НАМ НЕ НУЖНЫ ДОРОГИ!
Весна в Лондоне

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Они всегда сбегают, когда становится слишком плохо, когда Ванда перестает находить себя, когда Пьетро тоже перестает быть собой. Разделение Мстителей кажется обоим чем-то странным, непривычным. Им хочется побыть нормальными, хочется раствориться в толпе, избегая прошлого, отвергая, в какой-то мере, свою суть. Жаль, что нельзя вернуть время вспять. Но можно начать жизнь заново, вспомнить о том, о чем были ваши мечты когда-то давно, когда ничего необычного еще не было в жизни.

0

2

Можем ли мы быть  н о р м а л ь н ы м и?
Можем ли мы быть как  в с е?
Можем ли мы постичь обыкновенное человеческое  с ч а с т ь е?
Ответ, для Нас, очевиден, но мы еще попробуем.


Затеряться среди людей, потеряться в мыслях, вывести на передовую – повиновение. Миру, покою, тишине. В толпе царит громкое безмолвие: простые и обычные люди предпочитают беседовать на бытовые темы, рассказывать события прошедшего дня, сплетничать о соседях или называть рыжеволосую красотку, прямо по курсу, невероятно сексуальной. Никто не вспоминает про Мстителей, никто не обсуждает произошедшее, никому и в голову не взбредет болтать о сверхнормальном. И только двое в толпе, на оживленной центральной улице Лондона, могут рассказать многое, но стараются не только молчать об этом, но и забыть. После раскола Мстителей, и последующих событий, близнецы, по привычке, успели сбежать из-под зоркого взгляда спецслужб.  Знает ли кто-нибудь, где они? Только если Клинт и то, Лондон, слишком огромен чтобы в мгновение ока отыскать двух сверхъестественных близнецов. Мир вокруг шумел, разговаривал, кто-то восторженно охал, привлекая к себе застоявшихся на месте зевак и начав пудрить им, мозги информацией о каком-то средстве которые сделает их счастливыми; кому-то пришло в голову залезть на пологий камень, стоящий при входе в парк и выкрикивать приглашения на какую-то выставку.
[float=right]http://s2.uploads.ru/VYCtN.gif[/float]
Близнецы покорно, почти молча, от снятой маленькой квартирки в глубине города, следовали за процессией из разрисованных и ярко одетых людей. Все они участники фестиваля, что проходит в парке справа от угловатой центральной улицы. Широкие ворота были разукрашены серпантином, цветами, самодельными детскими украшениями. Благодаря этому парк не смотрелся уныло и грустно, в этот мартовский день. Деревья еще не успели окончательно одеться в свое зеленое, листовое пальто. Пьетро с интересом рассматривал окружающий его мир, не переставая удивляться умению людей веселиться и радоваться, не смотря на то, что мир для них не безопасен. Так не задумывалось, наоборот, мир должен быть их обителью, очагом успокоения тела и души. Но видимо у Вселенной другие планы.

Чем больше их прогулка затягивалась, тем глубже тонул Пьетро в атмосфере вокруг себя. Завидев, что-то чересчур красивое и интересное – он впечатлялся, инстинктивно беря сестру за руку и сжимая ее. В такие мгновения он всегда жаждал поделиться своим настроением, со своей Вандой.

Эй, сестричка не хочешь немного сладостей? – остановился Максимофф у палатки со сладостями, недалеко от входа в парк. Продавец смотрела на него с нескрываемым интересом, рассматривала и изучала каждый участок его лица. Видимо решила, что он один из участников представления, столь необычен цвет его волос. Но современная Англия она терпит всякое, в том числе и разноцветных подростков, оригинальных взрослых и принимает почти все. – Дайте это, – с неуверенной улыбкой добавил: – Пожалуйста.

«Так ведь обращаются? Так надо?» Они выросли "другими", в полную силу этого слова. 

Это слишком сложно, просить, даже при таком пустяке – покупка желто-красной сладости круглой формы, похожей на леденец на длинной, тонкой, бежевой палочке. Это по-детски смешно, для злых языков покажется даже наигранно. Но истина в отсутствии таких приятных мелочей в детстве, но хоть сейчас есть возможность наверстать упущенное. Кажется, что есть возможность, но Пьетро отчетливо чувствовал напряжение сестры и, повернувшись к ней, окончательной убедился в этом.

Все в порядке? – скользнул он светлым взглядом по ее лицу, остановился на глазах – заглядывая внутрь. Не нужно иметь силы, чтобы прочесть ее. Они слишком близки, чересчур чувствуют друг друга, они близнецы. – Послушай, я знаю, что возможно зря вытащил тебя на этот фестиваль. Но я уверен, что здесь мы сможем немного расслабиться… – он на секунду замолчал, останавливая поток рвавшихся наружу слов, и закончил коротко и заботливо: – Все будет хорошо.

А, сам сомневался. Глубоко внутри, чувства разбередили не зажившие раны. Но попытка снова сникнуть, вновь с тревожным ожиданием ждать бедствий сваленных с небес или созданных чьим-то больным мозгом, была нарочно заперта со всеми волнениями. Пьетро оставался настороже, только и всего. Он должен быть сильным, он должен быть уверенным, он обязан быть опорой… для нее. Для Ванды, любимой сестры, которая слишком “чувствует” мир вокруг себя. Мир, который одарил ее силой и проклятьем, заставляющее испытывать мучения, боль и просыпаться по ночам в холодном поту. Максимофф не раз, за долю миллисекунды оказывался рядом и успокаивал сестру, убеждая, что все приснившееся – это лишь только сон. Прижимал к себе как можно крепче, гладил по мягким волосам до тех пор, пока она снова не уснет. На прощание всегда оставлял теплое касание губ на щеке, символично одаряя ее невидимым стражем берегущем ее ночной покой.

Как тебе наша маленькая квартирка? Не кажется слишком тесной? – негромко, мягким голосом, заговорил Пьетро, желая отвлечь мысли сестры на себя. Обычная, простая беседа. Его внимание привлекла пушистая линия фейверка, растаявшая в вышине. – Ванда, не хочешь пустить… фейерверк? – ухмыльнулся он, заметив ребятню, покупающую следующую, небольшую ракету для запуска. – Думаю, мы сможем приобрести что-то более серьезное.

И он, вновь взяв ее за руку, потащил к палатке с широким ассортиментом. Красные, желтые, в форме драконов или раскрашенные всеми цветами радуги. Категории для разных возрастов, размеры соответствующие. И табличка под куполом: “Запускайте фейерверки на лужайки, подальше от скопления народу и детей!”

Выбирай какой хочешь.

+1

3

Сколько раз мы будем сбегать?
Сколько раз будем начинать жизнь заново?
Сколько раз мы будем терять?
Вспоминая, что только мы друг у друга остались.


Они были героями, были злодеями, были кем угодно, кроме как обычными людьми, что могут затеряться в толпе.  Близнецы всегда выделялись – внешностью, внутренним миром. Они устают, устают от эмоций, устают слушаться кого-то, кто отдает приказы, даже если это Стив. Капитан им нравится, но они оба не хотят доходить до крайностей, не хотят быть частью всего этого мира, что им не принадлежит. Они, кажется, почти не сомневаются, когда хотят сбежать, точнее, это можно назвать отпуском от своей жизни. От знакомых лиц, от вечных кошмаров. Им не хватает возможности дышать, они задыхаются, не чувствуя возможности сделать вздох. Вокруг вакуум, из лиц, мыслей, из ругани сторон. Близнецы уже проживали это с Мстителями. Уже знали, какого это, когда никто не слышит. Они хотели увидеть новый мир, без всего этого больного желания его контролировать. Они просчитались, думая, что так просто урегулировать жизнь, остановив её на какой-то точке. Мстители, Барон – они давали возможность определиться множество раз, пока выбора не осталось. Полная свобода действий граничила с клеткой из сложного выбора.

[float=left]http://45.media.tumblr.com/922cb5a5f1c1d6adfcd425342df57d0f/tumblr_nvwj7mnE9q1t0zn12o2_250.gif[/float]Близнецы и выбрали – бежать, бежать, как в детстве, забывая всё вокруг, оставляя в сердце самое нужное. Самых нужных себе людей. Их могли искать, но вместо этого кто-то дал им свободу. Возможность пожить для себя, а не ради других, не ради мира, который так часто бил их, выбивал из них всю дурь, не давая подняться. Хотя, Ванду всё еще мучили кошмары. Она всё еще не могла закрыть это всё. Не могла спрятаться от чужого смеха, от боли, от искрящихся глаз, от осуждения, насмешек. В её снах очень часто были те, по кому оба скучали. Люди, почти ставшие для них семьей, каждый – как часть витража. Яркий, запоминающийся, светлый. А Ведьма тонула в этих снах в темноту, опускалась в кровь с головой. И потом просыпалась, просыпалась с криком, испуганная, слабая, уставшая. Они не хотели окрашивать мир в цвет пламени, только пламя всегда было рядом с ними. В её магии, в способности Пьетро быть быстрее всех. Его нельзя было спрятать даже сейчас, когда они почти не пользовались способностями. Оно всегда было с ними. Напоминание.

Лондон позволяет им спрятаться, от прошлого, от настоящего. Ванду многое пугает в самом начале – как смотрят соседи, о чем они думают, а потом она привыкает, потому что брат всегда рядом, дает раствориться в его неугомонных мыслях, которые Ведьма не всегда может поймать. Правда, когда ловит, на лице Максимова чаще всего появляется улыбка. Они с братом всё еще дети, которым хочется шалостей, хочется очень многого, необъятного. Им хочется раствориться в целом мире, только это не так просто, когда ты всё время в психологическом напряжении. О нем можно забыть, когда есть на что отвлечься.

Весна в Лондоне холодная – это верно, но никого это не останавливает. Из-за совершенно разных одежд, жители сами окрашивают город в цвета, позволяют провалиться в этом, как в какой-нибудь лавке с картинами. Этот город сам похож на картину с множеством деталей, если подумать. Можно раствориться, если не задумываться, можно потеряться, если бы брат всегда не был рядом. Ванда смеется, негромко, недолго, когда Пьетро просит сладостей. Ей бы тоже стоит побыть беззаботной, однако это очень сложно, учитывая как часто Ведьма бывала в сознании других людей. Они все думают о многом. Это мешает быть дружелюбной, мешает не проситься в чужие головы, потому что она может это сделать, может там всё перевернуть. Сейчас об этом стоит забыть – единственный, кто должен быть вихрем сейчас – это старший брат, который выглядит счастливым.

Всё в порядке, я еще не привыкла, – она улыбается, зная, что сама говорит правду, что Пьетро не будет сомневаться в её словах. Слишком непривычно быть такой – с виду слабой, невысокой, не использующей сил. Ведьме не хотелось терять то самое простое, что у них было, хотя магия всегда была рядом. Даже сейчас. Когда они с близнецом по взгляду понимали друг друга. Не нужно копать глубже, когда не хочешь. Всё и без того хорошо. Вы и без того потерялись в толпе людей, довольно счастливых. Самое время прочувствовать их эмоции, хотя она и без того чувствует. Такое близкое чужое счастье.

Она лучше, чем многое другое, – Ванда покачивает головой, стараясь не вспоминать и пропускает момент воспоминаний, потому что брат снова переводит тему. Фейерверки, маленькие огоньки, которых не было в их детстве – их было сложно добыть, а Ведьма не научилась еще выпускать свои искры. Магия тоже похожа на фейерверк. Завораживающая, опасная, огненная. И сильно нравится Максимова, потому что она привыкла смотреть на этот скоп искр, устремляющийся в небо.

Давай его возьмем, – Ванда указывает на красного дракона, а у самой глаза горят от радости. Они давно не возвращались в детство, не терялись в нём, а тут появился шанс вспомнить это. Не вечер, который изменил слишком многое. А вот такие-то вот моменты, связанные с чем-то радостным.

Как думаешь, мы здесь задержимся? – ей важен ответ на этот вопрос, потому что иногда Ведьма скучает по остальным, а иногда ей хочется остаться на одном месте. Перестать бегать, только им нельзя останавливаться. Жизнь для них всегда является движением, мысленным, физическим. Им нельзя стоять на месте.

Отредактировано Wanda Maximoff (Сб, 28 Май 2016 23:10:02)

0


Вы здесь » DeLorean Ride » «В» значит вдохновение » can we be normal?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC