DeLorean Ride

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DeLorean Ride » «В» значит вдохновение » не трогайте, дети, старые вещи


не трогайте, дети, старые вещи

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

НЕ ТРОГАЙТЕ, ДЕТИ, СТАРЫЕ ВЕЩИ
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://funkyimg.com/i/2ciaS.gif http://funkyimg.com/i/2ciaU.gif

В САЛОНЕ DELOREAN
Cordana Felsong , Khadgar

ДОРОГИ? НАМ НЕ НУЖНЫ ДОРОГИ!
Калимдор, Темница стражей, несколько дней после того, как Кадгара отправили в Каражан.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Библиотека великого мага – это поистине интересное место, которое таит в себе множество тайн, но также и опасностей. В очередной раз, когда Медив заставил своего ученика прибраться в библиотеке, юноша находит интересный фолиат, который тут же привлекает его внимание, потому как видел Кадгар его впервые. Заинтересовавшись, юноша по ошибке, конечно же, неожиданно переносится в другое, неизвестное место.
Он видит перед собой эльфов, не тех, что привык встречать в Даларане, а других. И им он явно не понравился, его встретили во всеоружии.

+1

2

Кадгар с долей ужаса вглядывался в высоки полки с чуть покосившимися стеллажами, на которых ровным рядом расположились десятки и сотни книг. Хотелось скулить, как скулят маленькие щенки, брошенные на улице. А еще хотелось убежать как можно дальше, вот только куда он из этого места денется.
Вне Каражана он никто – мальчишка без особых талантов. Здесь же он ученик самого Медива, великого тирисфальского хранителя, защитника Азерота, затворника из огромной башни, который явно не понимает, что ученик это не уборщик.
– Что... вот прямо все? – Кадгар с надеждой взглянул на учителя, надеясь, что он отрицательно покачает головой, на крайний случай, утешит, что все это была лишь обычная шутка. Увы, чувство юмора у тирисфальского хранителя было полностью атрофированно. Как и чувство жалости. Иначе объяснить все эти издевательсва не представлялось возможным.
До самой верхней полки. – Медив указал тонким пальцем под высокий потолок, где виднелись очертания пожухлых книжных корешков. Чуть отстраненный взгляд учителя говорил о том, что мысли его целиком и полностью сейчас где-то в другом месте и вообще удивительно, что он все еще обращает внимание на своего ученика. И если бы мальчик не привык к подобному отстраненному поведению, то явно бы обиделся. Но нет. Это было в порядке вещей. – Тряпку возьмешь у Мороуза... где он опять ходит?
На вполне закономерный вопрос – а почему, собственно, камергер Каражана не занимается уборкой, в прошлый раз Кадгар получил презрительный взгляд и недовольное шипение учителя по поводу того, что достопочтенный камергер уже слишком стар для подобного, а ему, Кадгару, должно быть стыдно за такие слова. В конечном итоге, что еще обязан делать ученик чародея? Учиться что ли?
Приходилось привыкать. В Каражане никто не смотрел на него как на равного. Да и некому было. Тирисфальский хранитель мог его не замечать, специально или не совсем, парень так толком и не осознал; а местные слуги в количестве целых двух человек на это огромное место пропадали в этих коридорах, этих огромных залах. Никогда еще в своей жизни Кадгар не чувствовал себя таким одиноким.
Но и по Даларану, если честно, не скучал. Вот уж место, где нельзя было толком побыть наедине со своими мыслями, обязательно кто-нибудь влезет в твое личное пространство и испортит твой мозговой штурм, смешает твои мысли и не даст толком сосредоточиться. А для него тишина в моменты учебы была очень важна. Тишина – именно то, чего в Каражане было в достатке. Порой даже до безумия.
И не смей ничего читать из свитков! – кинул Медив, перед тем, как скрыться за поворотом, лишь только шелест перьев на его плаще давали понять, что хранитель где-то там, спокойно идет по коридорам огромной башни.
Кадгар поднял взгляд к потолку, впрошая небеса, за что ему все это, собственно, досталось? Что он такого натворил в своей жизни, этой или прошлой, что провидение решает так повеселиться. Оказаться учеником самого сильного из магов только для того, чтобы стряхивать пыль с его полок, переворачивая комнаты в которые никто годами не заходил. Пришлось вновь закатать рукава, принимаясь за очередную уборку. Если в первый раз тебе кажется это странным, во второй унизительным, то когда ты теряешь счет, это становится такой же рутиной, как и любые другие занятия.
Увы, ничего нового он, тряпкой смахивая пыль, не узнает. Пальцы по привычке перебирают корешки книг. Некоторые из них практически разваливаются в руках, настолько, что их страшно трогать, их полностью почерневшие страницы отражают свет магических чернил, единственного, что все еще поддерживает фолианты в сохранности. От скуки Кадгар начинает листать их. Одна книга на древнем наречии высших эльфов, непонятные закорючки, которыми даже сами эльфы ныне не пользуюся. Рядом еще одна книга, где целые абзацы перечеркнуты размашистыми штрихами, кажется хранитель лично в ней что-то правил. Еще несколько книг об основах метаморфийной магии и возможности принимать обличье животных. Написанно все старым языком для старой школы, когда еще были деления по рангам.
Ученик чародея хлопнул очередной книгой и чихнул от пыли, поднявшейся в воздух. Кто-то говорил, что такое количество ее даже вредно для легких. Впрочем, если он сляжет с болезнью легких – будет уже не его вина. И когда он умрет от того, что задохнется и не сможет вдохнуть, Кадгар очень надеялся, что учителю станет стыдно.
Он ведь даже не позволяет ему их читать. Словно было бы здесь что-то запретное. Метаморфизм он и так знает, его азы преподавали еще в Даларане. И в следующей книге, основы тайного мастерства, курс, конечно, повыше, чем у самого парня сейчас, н это не было что-то, чего бы он не понимал. Далее шли лишь только свитки, свернутые в трубу, перевязанные уже истлевшими и выцветевшими лентами. На каждом из них стояла отметка Кирин Тора. Странно, Кадгару казалось, что учитель предпочитает сжигать любое упоминание о совете магов, таким образом выражая всю степень безразличия с ним и их работе.
И тем не менее свитки были. Их было около двух десятков. И все они были очень заманчивыми, а сам Кадгар всегда был слаб духом на подобного рода авантюры. Свитки были заклинаниями телепортации, не простой, более сложной в исполнении. Маг использует телепортацию на место, которое уже должен знать, которое должен был видеть и представлять перед собой. Здесь же была возможность перенестись в ранее неизведанное место. Возможность быстрого путешествия всегда прельщала ученика чародея.
Усевшись прямо на пол, Кадгар развернул свиток, пальцем водя меж строк, рассматривая, как черные чернила извиваются в узорах заклинания. По привычке он начал бубнить себе под нос, пробуя на языке новые слова, способные материализовать энергию. Он не сразу осознал, что привел заклинание в действие, а когда все же дошло – оказалось слишком поздно, приходилось либо дочитывать, либо прервать заклятье и надеяться, что энергия не жахнет по комнате взрывом, сжигая абсолютно все. Оказаться выкинутым из Каражана а то, что он спалил библиотеку хранителя, Кадгар вовсе не желал.
Синее свечение окутало мага, забралось под кожу, закрутилось вокруг костей и потянуло за собой резким рывком. Он ощутил, как что-то тянет его вперед, отрывая от пола, настолько быстро, что парень так ничего и не смог осознать. Перед глазами все превратилось в одно сплошное белое пятно, а когда картинка мира вновь собралась, первое что он увидел, так это приближающийся каменный пол.
Пропахал холодный и жесткий камень носом, благополучно содрав себе щеку, парень злобно выругался. Кажется учитель ему сегодня все же всыпет.
Окружающая тьма не давала сориентироваться, пришлось щелкнуть пальцами, зажигая магические огоньки вокруг. Пляс искусственно созданных светлячков выхватывал голые, грубо обработанные стены, никакого намека на окно или другой источник дневного освещения и, что самое главное, решетку. Тяжелую, большую, крепкую решетку. В отчаяние Кадгар схватился за ее прутья, ощущая холод металла.
– Нет-нет-нет. – Ученик чародея принялся дергать решетку, оповещая темноту о том, что кто-то пытается выбраться. – Только не так. Эй! Э-э-эй! Есть тут кто? Я не... мне тут помощь нужна!

+1

3

Кордана осторожно пробиралась сквозь поросли кустарников, приближаясь к цели. Уже несколько недель её отряд преследует преступника, который искусно мог прятаться, постоянно путал следы, много раз заводил стражниц в ловушки. Казалось бы, пора было бросить это дело, вернуться назад в Темницу и сообщить начальнице о провале задания. Конечно, Майев недовольно что-то пробурчит, отчитает их и сама возьмётся за это дело, но Кордана не была бы Корданой, если бы бросила это дело на полпути. Эльфийка знала: ещё немного и преступник будет пойман, не зря на столько времени выискивала следы, пыталась почувствовать магию беглеца. Она смогла найти его временный лагерь, где костёр уже потух, но явно совсем недавно, а следовательно убежать чародей далеко не успел ещё.
Она опоздала. Преступник, которого её отряд преследовал столько времени, оказался мёртв. Вот так просто. Непонятно почему, но ему пришла в голову спрятаться в пещере около водопада, правда, он не ожидал, что место будет занято, и чародей попался прямо в клыки к разъяренным животным. Майев, конечно, вряд ли за такое по голове погладит, поскольку приказ был схватить его живым, но делать нечего поэтому придётся возвращаться. Эльфийка присела, рассматривая на земле следы и немногочисленные вещи, что бросил преступник, видимо, в попытке убежать быстрее. Среди всего стражница заметила оружие, оказавшееся сломанным, и что было удивительным, что клинок был не эльфийской работы. Она покрутила рукоять со сломанным лезвием в руках, разглядывая его более внимательно. Меч точно был чужой, будто и не с этой земли, возможно, чародей купил его у гоблинов, которые любят торговать всякими безделушками, поскольку для Корданы это оружие хоть и было опасным и им можно было бы убить нескольких, оказалось совсем бесполезным против лесных хищников. Треск веток отвлек её от дальнейшего рассмотрения вещей, поэтому схватив только небольшую сумку с записями, приказала отряду отступать и держать путь к Темнице.
Через несколько дней, когда Кордана и её отряд достиг Темницы, стражница отчиталась Майев о результате задания. Начальница особо довольной не была, но вещи погибшего более-менее подняли ей настроение. Возможно, там будет какая-нибудь полезная информация, из которой можно узнать много полезного. Однако, разбираться сим делом у Майев не было времени, поскольку та уже собрала отряд, чтобы самой отправиться на охоту. Она оставила Кордану главной и поручила разобраться с вещами чародея, которого преследовала эльфийка, и чтобы к возвращению начальницы всё было готово. Когда Песнь Теней отправилась в путь, Кордана приступила к своим временным обязанностям, приказав сначала проверить темницу на наличие защитных рун и заклинаний, узнать как проходят дела у Хранителя, что сторожил главного заключенного, а после, когда Кордана убедилась, что всё в порядке, начала разбираться со своим прошлым заданием.
Среди вещей, что были в сумке, был дневник, несколько сшитых листков с рунами и склянки с непонятными жидкостями. Чародей явно к чему-то готовился, из рисунков рун эльфийка узнала заклинание телепортации. Возможно, он собирался сбежать таким образом, но не мог найти подходящего места? Или же помочь таким образом кому-то сбежать? В дневнике ничего особо не объяснялось, чародей делал пометки, что многие его попытки непонятного эксперимента ни к чему не привели. И так почти вся тетрадь была расписана: дата и результат. Встречались ещё небольшие рисунки, пометки с цифрами (возможно, это страницы каких-то определенных книг или какой-нибудь шифр) – Кордана плохо разбиралась в магии. Всё, что она знала – как защититься от ней и как заткнуть мага, чтобы тот не мог сотворить магию. Но вот цифры на некоторых страницах её заинтересовали, поэтому девушка принялась тут же вчитываться в, казалось бы, сухие записи, чтобы найти что-то стоящее.
Неизвестно сколько прошло часов, может быть и целый день, в подземной тюрьме тяжело следить за временем, но уже на столе, за которым сидела Кордана возвышались несколько стопок книг. Она делала пометки на бумаге, находя нужное при прочтении дневника, а после отыскивала нужную книгу, чтобы переписать фразу или же целое предложение, на которые указывали числа. Часть книг, к сожалению, не было в темнице, но стражница надеялась, что и без них можно будет обойтись, хотя подозревала, что Майев, по возвращению, отправит нескольких в столицу за нужными книгами. Эльфийка тяжело вздохнула, потерла переносицу. У неё уже перед глазами мельтешат буквы, и она не спала весь прошлый день, или хотя бы пару часов, просидев всё время в кабинете с книгами. Конечно, бывали условия и похуже, так что Кордана должны была радоваться, что не разбирается с этой напастью где-нибудь в прибрежной деревеньке или же в лесу, но даже охота ей казалось более привлекательней, чем сидеть за книжками. Стражница встала, закрывая дневник и пряча его под свой плащ, и только собиралась делать обход, как почувствовала толчок. Нет, не земля дрожала, а толчок от защитных рун. Видимо, не только она почувствовала это, поскольку снаружи в коридорах уже слышались голоса её сестёр и топот ног. Кто-то начал колдовать в темнице отчего руны активировались, но не пропали. Кордана вышла и увидела, как к ней навстречу бежит одна из часовых. Та объяснила ситуацию, сказав, что кто-то проник в темницу, правда, не так как видимо задумывалась, потому что неожиданный гость оказался в клетке. Стражница удивилась, решив что это мог быть сообщник её погибшего преступника. Вот сейчас и узнает.
Часовая отвела её в одно из помещений, где все клетки пустовали. Кордана заметила, как несколько сестёр приготовили оружие, стоя перед решёткой одной из темниц. Эльфийка приказала расступиться, чтобы её пропустили, а когда она подошла очень сильно удивилась. Первое, что бросилось в глаза – это магические огни, что парили над полом, а только потом Кордана увидела нарушителя спокойствия. Им оказался человек! Да не просто человек, какой-то мальчишка! Только этого не хватало. Людей в Ашенвале почти не было, да что ж там почти, вообще не было. Последний раз, когда Кордана видела живого человека – это была девушка, которая оказалась рабыней в городе гоблинов. И хотя ночные эльфы редко уходят так далеко на юг, в тот раз была необходимость. Какая-то стражница начала что-то говорить человеку, но тот явно не понимал, поскольку говорили на эльфийком.
– Тишина! – приказала Кордана, когда шум начал нарастать от болтовни сестёр. – Проверьте целостность рун, убедитесь, что никто из заключенных не почувствовал "удара". Принесите фонари, а вы, остаётесь со мной, – стражница указала на двух эльфиек, что кивнули  на её приказ. Часовые начали выполнять поручения, одна принесла пару фонарей, что светились мягким голубым светом. Кордана с недовольством посмотрела на магические огни и махнула рукой, развеивая их. Она встала прямо напротив человека, что просто мёртвой хваткой вцепился в прутья. Стражница с сомнением посмотрела на мальчика, вспоминая всеобщий. Она редко когда говорила на нём, несколько раз с гоблинами, и ещё реже бывало встречалась и говорила с тауренами.
– Ты па...понимаешь меня? – попробовала проговорить эльфийка, запнувшись. Всё-таки время сказывается на знании языка: – Не смей колдовать, иначе будет...тебе больно. Кто ты и как попал сюда?

Отредактировано Cordana Felsong (Пн, 30 Май 2016 00:56:41)

+1

4

Конечно же Кадгар знал, что его везение когда-нибудь заведет его если не в могилу, то уж точно куда-то ближе к ней. В конечном итоге, именно ему выпала участь быть учеником Медива, пусть и не первым, но все-равно, так везти могло только конченным неудачникам, к коим ученик чародея приравнивал себя все чаще, стоило только очередной невообразимой ситуации всплыть на горизонте, освещая всех заревом близлежащих проблем, которые, кто бы сомневался, разгребать обязан все тот же Кадгар. Но ничто не сравниться с тем, что в данный момент он оказался в клетке. И дело было даже не в том, что самого по себе света здесь даже не намечалось, но и то, что с каждой секундой его начинало мутить, а голова медленно ходила ходуном, словно кто-то наложил охранные печати. И неизвестно – то ли это от телепортации, то ли от огоньков, хотя последние, на самом деле, ничего и не стоили, простой щелчок пальцами.
Он бы мог еще долго кричать, вот только ему становилось все хуже. Пришлось вцепиться в прутья клетки, так, что побелели костяшки пальцев. Кровь мгновенно отлила от лица, наверное со стороны он выглядел как бледный призрак, если, конечно, кто-нибудь его вообще увидит. Не хватало переместиться туда, где уже давно никто не обитает. Камеры пахли плесенью и пылью, местом давно брошенным, оставленным живыми. Сил выбить решетку у него уже не осталось, а значит, неровен час он просто останется тут на свое недолгое навсегда. Где-то он читал, что человек способен прожить без воды всего пару дней. Интересные пара дней его ждут.
Звук открываемой двери отвлек его от мыслей о мучительной смерти.
Эй! Эй-эй-эй-эй! Я здесь! Слушайте, я учен...– слова о том, что это все внезапная ошибка и недоразумение застряли в горле. Он ожидал увидеть кого угодно – человека, что остался стеречь старые темницы в забытом форте, дворфов или гномов, чьи темницы глубоко в горах, он даже был бы раз, черт его дери, оркам, от которых еще можно было сбежать, стоило бы им открыть клетку. Но... не это. Сначала, признаться, он обрадовался, из коридора показался женский силуэт в доспехах и на глаза тут же кинулись просто огромного размера уши и светящиеся глаза. Кадгар выдохнул, с эльфами будет договориться проще. Вот только... он не помнил, чтобы первые дети этого мира делали женщин охраной для заключенных. Да и эльфийка, при рассмотрении, была другая. Не такая... коих эльфов он мог видеть в Даларане.
T'ase'mushal, – прошептала эльфийка, тут же отпрыгнув во тьму. Шагов ее маг не слышал, но что-то подсказывало, что она убежала.
Нет! Стой! Погоди! – Ученик хранителя протянув руку меж прутьев, волна боли заставила его вскрикнуть и дрожащими пальцами вновь ухватиться за металлические прутья. Свезло так свезло. По крайне мере он был здесь не один. Теперь осталось лишь только заставить обратить на себя внимание.
А эльфийка вернулась. Да не одна, привела с собой компанию точно таких женщин. "И ни одного мужчины" – вдруг промелькнуло в голове. Он знал, что кель'дорай не отличались пуританскими нравами и вполне спокойно относились к тому, что женщины их рода служили в армии и помогали защищать их родные леса он нежданных набегов. Но полное отсутствие мужчин наводило на странные мысли. Они были странными, но в полумраке и толком не рассмотреть силуэты женщин, а сам Кадгар, признаться, страдал от болезни глаз, испорченных долгим чтением в полутьме, бичом каждого мага. Отряд решивших на него поглазеть расступился, давая проход еще одной женщине. И вроде бы она ничем не отличалась от своих товарок по военному ремеслу,  но тот тон, с которым она говорила, давал Кадгару понять, что эльфийка отдавала приказы. Капитан? Просто главная? Женщины за ней разбежались, безусловно, спеша выполнить приказ начальницы. На самом деле Кадгар облегченно вздохнул, если эта женщина главная, то не придется все объяснять по два раза. Он расскажет, что это недоразумение, его выпустят, он отправится обратно в Каражан (как-нибудь) и, возможно, даже не получит нагоняя.
Парень поднял взгляд. Теперь, в свете появившихся светильников, когда магические светлячки разлетелись, он мог рассмотреть подошедшую в плотную к решетке эльфийку. Теперь понятно, что было не так – это уж точно не были кель'дорай. Кем бы они не были,пусть и очень похожие, но все же не высшие эльфы. Синяя, отливающая лиловым кожа, оттенок явно не присущий высшим. И глаза, что сначала казались синими, на самом деле светились легким светом, больше схожим со маревным светом полной луны на чистом ночном небосводе. Задрав голову, Кадгар открыл рот, с интересом рассматривая невиданные ранее глаза. Не менее странный цвет волос лишь только сильней добавлял различий и где-то глубоко в сознании маленькая мысль носилась по всем воспоминаниям, крича и размахивая руками, пытаясь откопать хоть что-нибудь, что мог бы прочитать или услышать в свое время об этом Кадгар. Но ничего. Он никогда такого не слышал и не видел.
– Иншу... ала... – пролепетал Кадгар. Он, вроде бы, и знал талассийский, но что-то ему подсказывало, что язык высших абсолютно не вяжется с языком этих эльфов. Черт возьми, он даже мог назвать парочку слов на наджа. И что-то ему подсказывало, что если попытаться вслушаться, то в чем-то эти языки окажутся схожими, как и бывает, когда одно отделяется от другого, но имеет общие корни.
И тут эльфийка заговорила. На всеобщем! Парень выдохнул, не придется изъясняться на пальцах.
Да! Да, я понимаю! – Кадгар дернул прутья решетки, что тихо звякнули, сил в нем совсем не осталось. – Слушайте, это ошибка! Я попал сюда случайно. Это все свиток, я не хотел! Выпустите меня, пожалуйста, мне надо обратно домой. Если учитель узнает, что я не убрался в библиотеке, он же меня убьет! А если узнает, что я трогал его вещи, то превратит в барана, а потом только убьет! Ну пожалуйста...
Ученик чародея с мольбой взглянул на эльфийку по ту сторону, вкладывая все муки и страдания в этот взгляд. Как-то раз Ронин пошутил, что Кадгар, когда жалится, схож со щенком, ему сейчас очень хотелось, чтобы эти эльфы жалели щенков.

Отредактировано Khadgar (Ср, 1 Июн 2016 00:10:20)

+1

5

Ситуация становилась всё интересней, но не менее бредовой. Свиток телепортации – это же большая редкость, такие могут находиться только в библиотеках или же бывает можно найти в старых руинах, где-нибудь спрятанные в тайниках. Неужели этот парень нашёл один из таких свитков, но тогда почему свиток сработал на это место? Кордана тяжело вздохнула и потерла лоб, прикладывая в голове ближайший план действий. Какой шанс, что человек-маг мог связаться с эльфийским чародеем, за которым она охотилась? Уже по одной реакции мальчишки, стражница поняла, что он не ожидал увидеть именно их, то есть калдорей он видел впервые. Проблемы прибавлялись, потому что Кордана была в замешательстве: она, конечно, могла допросить мага, заставить рассказать ей всё, что он знает, но и затягивать нельзя, иначе вернётся Майев, и тогда мальчику не поздоровится. Эльфийка снова посмотрела на человека: о, Элуна, он же ещё ребёнок! Она также заметила, что тот выглядел слишком измученным, возможно, так на него подействовала защита.
– Не смотри на меня так, – проговорила Кордана, чтобы только человек услышал её. Парень смотрел на неё с мольбой и надеждой, отчего он становился похож на котёнка лунопарда. Стражница тяжело вздохнула, отошла от решётки и повернулась к свои подчинённым, отдавая приказы: она приказала принести что-нибудь тёплое, воды и чистые куски ткани с целебной мазью, а потом снова повернулась к мальчику. – Ты сказал, что попал сюда с помощью свитка, можешь его показать? – спросила она. Были мысли насчёт этого свитка, и если рисунки в свитке будут совпадать с рисунками, что изображены на листах преступника, чтож, Кордана постарается, чтобы узнать всё.
Пока эльфийка выслушивала объяснения, часовые принесли всё, что она просила. Стражница взяла из рук одной из часовой теплый плащ. В отличие от человека, воительницы не чувствовали холод подземелий, потому как слишком привыкли нести свою службу под землей, а вот мальчишке здесь, скорее всего, холодно, особенно после того, как на него обрушилась сила защитных чар и рун. Она подошла к решетке, показывая парню, чтобы он отошёл подальше, желательно к стенке, а после провела рукой около решётки, посылая небольшую волну магии. Звук щелчка раздался, казалось, на всю темницу, и Кордана открыла клетку, проходя внутрь. Часовые сзади неё схватились за оружие на случай, если парень захочет сбежать, а эльфийка встала так, чтобы преградить выход.
– Сперва протяни руки, – скорее приказала, чем попросила Кордана. Она схватила человека за руки, внимательно рассматривая их, после чего закатала рукава на рубахе парня, осторожно провела пальцами вокруг кистей, выговаривая слова заклинания, пока на коже мальчишки не высветились золотым руны защиты. – Тебе должно стать легче, но колдовать запрещено. Любое заклинания, даже самое простое, что ты произнесёшь, принесёт много боли. Не усложняй ситуацию ещё сильнее.
Кордана нахмурилась, рассматривая лицо человека. На щеке того красовалась знатная такая царапина. Кровь, конечно, уже высохла, и рана покрылась засохшей корочкой, но эльфийка наклонилась, внимательно осматривая рану, вблизи царапина выглядела ужасней. Она отстранилась, повернулась к часовым, приказав одной из них, чтобы та приготовила воду и мазь, а сама Кордана накинула плащ на плечи человека. Плащ, к счастью, был с капюшоном, так что проблем вывести парня из темницы и отвести в тот же, например, кабинет для разговора будет проще, меньше стражниц узнает о незваном госте. Часовая протянула парню небольшую миску с водой, чтобы тот смог попить, а после налила ещё воды, но в миску побольше. Кордана взяла чистый кусок ткани, смочив его в воде, начала обрабатывать рану на щеке мальчика. Когда кровь и грязь была смыта, стражница нанесла немного целебной мази на царапину. Радует, что парень вёл себя тихо во время всех действий, хотя, Кордане казалось, что он просто боится.
– Слушай внимательно: сейчас я отведу тебя в другое место, не бойся, не в другую темницу. Ты мне расскажешь всё, чтобы я разобралась, что произошло и что можно сделать. Когда найдём решение всей этой ситуации, мы отпустим тебя, и я сотру руны с твоих рук. А сейчас, веди себя тихо.
Кордана накинула капюшон на голову парня. Выйдя вместе с ним из клетки, стражница объяснила, что должны сделать часовые. Девушки кивнули, и, опустив оружие, пристроились сзади. Кордана направилась к выходу, а выйдя в коридор – в сторону занимаемого ею кабинета. Она иногда поворачивалась, чтобы убедиться что мальчишка-маг идёт за ней. Она не переживала, на этот счёт просто потому, что у него не было выбора, кроме как идти за ней, ведь в противном случае, в живых уже мага не было. Кордана открыла дверь, пропуская парня, отдала последние приказания, потребовала отчёт по состоянию заключенных и защитных рун, и потребовала, чтобы всё проверили по нескольку раз, желательно раз так пять. Стражница вошла в кабинет, закрывая дверь, чтобы никто на это время не потревожил её. Она указала на стул, чтобы маг сел, потому как разговор предстоит долгий, а языковой барьер всё-таки прослеживался. В кабинете было светлее, чем в темницах и коридоре, так что мальчишка мог рассмотреть всё в полной красе. Кордана встала прямо перед ним, облокачиваясь на стол.
– Начинай, я внимательно слушаю.

+1

6

Казалось бы, чему ему еще удивляться. после того как в библиотеке материализовался демон и чуть ли не прихлопнул его своей пяткой, юному ученику Хранителя вообще можно было не удивляться происходящему, навесив на себя клеймо того, кому достается всегда и еще после добавляют сдачи. Все чаще тонкий писклявый голос где-то в голове повторял: "А я говорил, надо было оставаться в Даларане!" и заткнуть его с каждым разом становилось все сложнее, что уж говорить про то, чтобы вообще выкинуть из сознания. Но в данный момент даже этот голос решил притихнуть, явно впечатленный довольно неплохим арсеналом кель'дорай, полностью закованных в доспехи. Он бы, возможно, рассматривал их  с тем любопытством, с каким он рассматривал все доселе невиданное, но непродолжительное, зато довольно близкое знакомство с противоположным полом, давало ему подсказки, что за такое глазение можно и по морде схлопотать. А в латной перчатке удар явно будет просто отличным и заставит его если не видеть десятый сон, то точно ловить белые пятна. Ну а куда ему еще и так щека кровоточит после того, как его лицо слишком близко познакомилось с холодным полом пустой камеры.
И все же, кажется, стражницу проняло, по крайне мере на ее вытянутом чуть странном лице отразилось что-то вроде жалости. Средствами манипуляции Кадгар овладел еще  в Даларане, это была единственная вещь из-за которой он не вылетел оттуда, словно пробка из бутылки с шипучим вином. Но тогда вход шел обычный и грязный шантаж с не менее грязными секретами, которые, как известно, были у всех. Было глупо давить на жалость преподавателям, которые такие глаза видят каждый год, а на время экзаменов, так и вообще это обычное выражение, с которым на них воззревают ученики, всех курсов, от первого и до последнего. 
Но я ведь ничего не сделал... – он и правда ничего не сделал. По крайне мере эльфам. Разве что только пошумел и всех перебудил, но сидеть здесь молча он явно не собирался.
Эм... да, конечно! – Кадгар протянул через прутья уже измятую бумажку, которую успел засунуть за пояс и не потерять на грязном и темном полу. Руны истлели и оставили лишь только очертания, вся магия ушла из куска бумаги, теперь он был годен разве что только на растопку камина. Сломанная печать Кирин Тора сиротливо свисала красным сургучом по обе стороны рваных бумажных краев. – Это символ города магов.
Ученик чародея закатал рукав, показывая глаз с лучевидными ответвлениями, что были везде, за белыми стенами с позолотой. Город магов сиял, как сиял и знак, когда чувствовал неизвестного рода энергию, но в данный момент выглядел лишь выжженным клеймом.
Слушайте, я просто убирался в библиотеке у учителя, увидел свиток и не думал, что... – что если выполнить все действия в правильной последовательности наступит результат. Глупо, на самом деле, он на это надеялся, просто не ожидал, что попадет в настолько щекотливую ситуацию. Пределом его тревог была, максимум, канализация Штормграда или какое-нибудь болото. Но никак не место, которое доселе, кажется, даже картографам не было известно. И существа, доселе ему никогда не попадавшиеся. – Я не хотел ничего плохого.
Да и что он мог сейчас сделать, на самом деле – намусорить здесь? Ну где-то на тутошних камнях осталась его кровь, не будут же они заставлять его отдраивать еще и клетку. Ему, мягко говоря, хватает и библиотек Медива.
Ему не понравилось, что здешние жители решили блокировать его магию, единственное, чем он, по сути, мог бы себя защитить в случае чего. Даже если бы у него и было хоть какое-нибудь оружие, что-то подсказывало, что против этих дамочек оно будет полностью бесполезно и лишь только посмешит их. Кадгар потер запястья, на которых светились символы, ощущая, как невидимая стена не дает пробиться куда-то к нутру, где пульсировала его магия, словно кто-то посадил в клетку его сердце и выкинул ключ. Тоскливое, признаться, ощущение, его, практически, поделили на части. Ведь всем известно, что без своей магии Кадгар никто. 
Возились с ним как с ребенком. Хотя чего уж, после того, как мать отправила его в Даларан пришлось забыть о том, что кто-то будет утирать шестилетнему ребенку слезы или дуть на расцарапанную коленку. Пришлось слишком рано стать самостоятельным, ведь первое, что он узнал в школе магии, так это то, что окружающим плевать на твои проблемы, их заботят только свои. Конечно бывали исключения, например Ронин и его неугасающий оптимизм, но в основном сплошное безразличие и холодность. На секунду Кадгар отшатнулся, теперь, когда он не мог колдовать что бы помешало женщине свернуть ему шею или вогнать клинок поглубже между ребер, благо длинны он был достаточной, чтобы пройти насквозь. Но вместо этого на плечи ему лег плащ, заставляя ученика чародея удивленно хлопать глазами. Ему было странно, что незнакомый человек проявляет к нему заботу, рассматривая его ушибы и заботясь о его состоянии. Он стоял тихо, размышляя о порывах ему, на самом деле, ранее неизвестных. Он был растерян и не знал что ему делать.
На длинный монолог он лишь только утвердительно кивнул и поплелся следом, собственно, что ему еще оставалось делать? Бежать было некуда. Коридор ответвлялся и уходил куда-то во тьму, здешних мест он не знал, они напоминали настоящие лабиринты, так что он просто заблудится. Колдовать он больше не может. Он сейчас вообще ничего не может.
В новом месте оказалось светлей, а еще здесь не было решеток, по всей видимости служебное помещение, возможно даже этакий кабинет этой женщины. Кадгар стянул с головы капюшон, осматривая новое место, замечая бумаги на столе, тонкий еле уловимый беспорядок спешки.
Я уже все рассказал. – Он пожал плечами. Если бы его хотели пытать, то явно бы так не возились с его самочувствием. По инерции он дотронулся до ссадины на щеке, что неприятно защипала, заставляя поморщиться. – Это просто несчастный случай. И, слушайте, если я не вернусь в скором времени учитель начнет меня искать. А если он начнет меня искать, он будет злиться, а если он злой найдет меня, всем непоздоровится. Он... Тирисфальский Хранитель. Ну знаете, те ребята, что владеют силой целого совета, их предшественников и предшественников их предшественников, ну и так далее...

Отредактировано Khadgar (Ср, 1 Июн 2016 00:06:53)

+1

7

– Я тебе верю, – сказала Кордана. На самом деле ей просто ничего не остаётся делать, кроме как верить словам мальчика, ведь даже нет никаких доказательств, что он мог помогать чародею, которого она преследовала. Иначе бы она нашла письма, какие-нибудь послания, да хоть что-нибудь, что указывало на то, что преступник ждал подмоги. Кордана вытянула свиток, что передал ей человек и внимательно всмотрелась в руны, что остались на бумаге. Эльфийка, конечно, не была сама полноценным магов, чтобы создавать огненные шары или же ледяные тюрьмы, руны она знала блестяще, ведь всё-таки стражниц учат укрощать чародеев, чтобы тех было легче поймать. Из свитка она узнала немногое, часть того, что было нарисовано оказалось очень древним, настолько, что уже не использовались в эти времена. Будто бы свитку было несколько тысячелетий.
– Не может быть...! – удивленно произнесла эльфийка, поворачиваясь к столу и вытаскивая из большой стопки нужную ей книгу. Руны в свитке действительно были старыми, такими сегодняшние чародеи, что остались с калдорай, не использовали, поскольку были непрактичными и слабыми, а этот свиток сработал спустя столько лет. Нужная страница в книге нашлась быстро, и рисунки в ней вместе с текстом подтвердили догадки стражницы. "Это просто поразительно!" – подумала бы Кордана, если бы не понимала в насколько серьезной и, возможно, опасной ситуации она, и не только она, оказались. Если спустя столько лет свиток смог сработать, то что случится, если таких свитков будет больше, чем один, но проблемы на этом не заканчивались. Была одна такая значимая и очень большая проблема: мальчишка-маг, его будет невозможно вернуть обратно, по крайней мере Кордана точно не знала как это можно сделать и даже не представляла. Единственный выход, который виделся – это позвать чародея, который остался верен своему народу, а не предал его в поисках призрачной силы или того хуже: уже на пути перевоплащения в демонического сатира, но сколько времени займёт дорога, чтобы высокорожденный добрался из столицы до Хиджала, где располагалась Тюрьма стражей? Минимум неделю, хотя можно было бы уповать на удачу, что чародей телепортируется ближе к горе, а там сможет добраться под защитой часовых, то уйдёт на это дня два, при плохих обстоятельствах три-четыре. В любом случае это закончиться либо быстро, либо ещё не скоро.
– Прости, я не понимаю о ком ты говоришь. Я ни разу не слышала о таких Хранителях, – ответила Кордана. Она захлопнула книжку, перед этим спрятав в ней уже бесполезный свиток телепортации, и подняла глаза на мага. Ей не хотелось разочаровывать этого ребёнка, говоря ему новости: ему придется тут пробыть ещё хотя бы два дня, а вот его учитель, видимо, действительно не слишком радуется, когда его ученик пропал бесследно. И того хуже, он мог просто прилететь за ним, если настолько сильный, но тогда как отреагируют на такого мага защитные чары темницы? Стражнице не хотелось об этом думать, потому если чары разрушатся, все преступники просто перебьют её сестёр, а что уж говорить про главного преступника этой темницы? Даже мысль об этом пугает эльфийку сильнее, чем если она просто получит нагоняй от своего капитана. Поэтому она и нарисовала руны на мальчике, чтобы его никто не смог отследить, в противном случае...нет, не думать об этом. – Как твоё имя? – перевела тему Кордана. Не то чтобы её сильно волновало его имя, просто она хотела отвлечься от плохих мыслей, что неожиданно приходили ей в голову. – Моё имя Кордана, из клана Смотрящих в Ночь.
Она не верила, что мальчишка-маг и эльфийский чародей-преступник мог ли быть связаны, возможно последний использовал мага, как жертву, вот только сам ребёнок об этом не подозревал.
– Я должна тебе кое-что сказать. Не знаю: хорошо или плохо будет, но мы не можем отправить тебя обратно домой прямо сейчас. Здесь нет чародеев, что могут помочь, только преступники, но я могу отправить за нужным нам кель'дорай, высокорожденным, потому что только он может помочь нам. Однако, я не знаю как быстро он тут может появиться, это может занять как и пару дней, так и неделю. Есть, конечно, ещё один выход – это отправить тебя к гоблинам и посадить на их... – Кордана задумалась, вспоминая, как же называются летающие машины, сделанные маленькими гоблинами на всеобщем. –...их...летающую штуку, – запнулась эльфийка, поскольку так и не могла припомнить нужного слова. – Я не знаю как далеко она летает, но думаю они могут отправить тебя домой, если хорошо заплатить.
Кордана виновато посмотрела на мальчика. Она действительно не знала больше никаких выходов из этой ситуации, кроме этих, а проблему надо решить как можно быстрее пока не вернётся Майев.
– Решать тебе.

Отредактировано Cordana Felsong (Чт, 2 Июн 2016 22:07:13)

+1

8

Кабинеты главных везде кабинеты главных. Будь то начальники темниц или ректоры школ. Исключением был только кабинет Медива, в котором, если точно не знать дороги, можно было заплутать и потеряться среди всех тех гор мусора, что высятся на рабочем месте Тирисфальского хранителя. Кстати это было единственное место, куда соваться с тряпкой и ведром Кадгару запрещалось и слава всем богам, он бы тогда просто свихнулся.  Обычно учителю хватало лишь только прыснуть, как Кадгара тут же сносило сквозняком в обратном от нужного направления, когда в очередной раз он решал пересилить свой страх перед горами мусора, абсолютно не замечая среди них чуть сгорбившуюся фигуру, всю в вороньих перьях. Об этом фетише юный ученик чародея тоже не спрашивал, от греха подальше. Правда, все же иногда видел, как Медив улетал по важным делам, обращаясь в ворона, как он сам  говорил "проветрить голову", летать ему нравилось намного больше, чем просто телепортироваться. Кадгар разницы не видел, просто потому, что ни разу не пробовал. Полиморфизм он проходил, но он был короток, да и форма была только барана, да и ту он смог попробовать только на своем однокашнике, после отхватывая люлей от преподавателя, за такое баловство. А однокашник еще несколько дней только зелень жевал...
И хорошо что ему верили. Если бы нет, были куда как большие проблемы, например, его могли бы оставить в темнице, без света, без возможности пользоваться магией и на холодном полу, а сопли ему сейчас вот были совсем не к чему.
На восклицание Кадгар вытянул шею, пытаясь заглянуть через плечо кель'дорай, в попытках разузнать о причине восклицания, но наткнулся лишь только на те же самые руны, что и на свитке. В Даларане такие не преподавали, Медив тоже о таком никогда не рассказывал. Хотя, если принять во внимание, что любимое занятие чародея, это окружать себя секретами, вполне возможно приведшими к летальному исходу, то нет ничего удивительного, что у него оказались и свитки, способные задействовать старую магию, которая при любых других обстоятельствах, просто не сработала бы.
Все плохо? – ему не нужно было слушать, чтобы понимать. Лица очень многое говорили, мимика, что у всех рас была все же одинаковой, даже последняя дворовая собака могла и улыбаться и грустить, что уж говорить про остальных. С Кель'дорай, конечно, было сложней, все же эльфы существа долгоживущие, но даже их что-то да пронимает. Например эту стражницу пронял его случай и этим нужно было пользоваться, пока было время.
Ожидаемо, – парень пожал плечами, – я тоже не слышал о подземной темнице, в которой одни только женщины сторожат... пустые клетки.
По крайне мере ни одного узника он так и не увидел. Да и кто мог содержаться глубоко под землей? Без капли солнечного света? Кадгар бы точно спятил, а ведь он днями мог не вылезать из библиотеке, как и каждый, живой и привыкший к свободе, он тоже показывал нос, пытаясь  стряхнуть с себя пыль десятка старых фолиантов. Обо всем остальном, включая руны, о которых он ни разу не слушал, стоило умалчивать. Что это были за эльфы он тоже не особо представлял, наверное не стоило прогуливать лекции по истории от Похитителей Солнца, но ничего он не мог с собой поделать. У эльфов была особая тяга к занудству, которая просыпалась в них после того, как возраст перевалит за три сотни лет.
А я Кадгар. Из... Каражана. – Кланы. Кланы были особенностью орков и их иерархии, троллей, возможно, монархичные порядки на их континенте были более развиты. Если он, конечно, все еще на своем континенте. – Вроде как приятно познакомиться.
Он попытался улыбнуться и щека вновь засаднила, очень неприятно и очень ощутимо. Надо в следующий раз падать на что-нибудь другое. Еще один удар по лицу и оно опухнет так, как в тот раз, когда они напоролись на чердаке башни на осиный улей.
Ну... в обоих вариантах я точно труп, потому что покинул башню без спроса... Точно! – Кадгар поднял указательный палец прямо на темный потолок. – Учитель! Он... это его свитки! Наверняка он знает, как ими пользоваться! Он... уже должен был заглянуть в библиотеку и понять, что меня нет. – Парень почесал подбородок, представляя, как темная фигура учителя бродит по коридорам, отмечая необычайную тишину. – Еще час он будет сидеть в кабинете. Потом он догадается, что меня нет... ну там Мороуз или Гаронаему напомнит... Потом он попытается меня найти... пока обойдет Каражан... ну где-то сутки... пока поймет что меня нет в башне... а потом будет меня искать... и начнет с Даларана, так что... мне нужно отправить письмо!
Конечно Медив будет недоволен. Вполне возможно, что Кадгару придется заняться своим обожаемым делом – чисткой конюшен, и заниматься им еще как минимум месяц, в качестве наказания за то, что лапал магические предметы без спроса. Вполне возможно его оттаскают за ухо. Могут еще припомнить, как он освободил демона, который его чуть ли не прихлопнул. В общем, вариантов много. Одно парень знал точно – здесь его не оставят, да и вряд ли Медив согласится терять дешевую рабочую силу, которая не унеслась из башни, сверкая пятками.

+1


Вы здесь » DeLorean Ride » «В» значит вдохновение » не трогайте, дети, старые вещи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC