DeLorean Ride

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DeLorean Ride » «В» значит вдохновение » когда бартон ревнует, романова сильно негодует


когда бартон ревнует, романова сильно негодует

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

когда бартон ревнует романова сильно негодует
аka когда бартон злится – у таши болит поясница

Холодный душ мне теперь по душе
Мертвые мысли стекают по исцарапанной шее

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://37.media.tumblr.com/a3c930687697f8969d57c1699a8b4ff0/tumblr_n6h4j7jj8r1qaepp4o4_250.gif http://38.media.tumblr.com/17ba88c136b3a4af80997544d5373c34/tumblr_n6h4j7jj8r1qaepp4o7_r2_250.gif

В САЛОНЕ DELOREAN
Сlinton Barton as hawkeye
Natasha Romanova as black widow

ДОРОГИ? НАМ НЕ НУЖНЫ ДОРОГИ!
5 мая 2014, бедфорд-стайвесант, квартира Клинта

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

«– Щ.И.Т. разрушен!
– Ладно, но какого черта ты целовала Роджерса?
– Фьюри был при смерти!
– А что чертов Барнс  делал у тебя прошлой ночью?»

Отредактировано Clint Barton (Сб, 28 Май 2016 15:36:59)

+1

2

все помнят как я выгляжу сейчас

вид спереди|вид сзади


ЩИТ пал.
Многообещающее начало, не правда ли? Вам повезло если вы подготовлены к такому развитию событий и относитесь к такому типу людей, которые что бы ни случилось твердят: «я же говорил». Не смотря на всю мою вселенскую любовь к оставлению последней фразы за собой, подобную фразу про то, что произошло, я сказать не могу, как бы того ни желала.
Да, мы остановили массовое истребление, именуемое проектом «озарение», но как остановить то, что сами и подкармливали на протяжении далеко не одного десятка лет? Я снабжала гидру нужной информацией, отдаваясь своему делу с истинным фанатизмом, убивала людей вместе с Бартоном, который до сих пор не вышел со мной на связь и черт его знает, известно ли ему что происходит и уже произошло, я защищала «нужных\важных» для своей организации, да даже Коулсон, Хилл и Фьюри были пешками в этой заранее проигранной игре. Ник правда догадывался, и заранее создал план, в который, как обычно, посвящен был только он сам, ну и, конечно же, Мария.
«Никому нельзя доверять – Фьюри, да ты заладил с этой фразой, прекращай – Наташа, ты бы поступила на моем месте так же. Все и всё проверяется временем и действиями в той или иной ситуации.»  Конечно, Николас, я все понимаю, пожалуй, в этом и проблема. Этот короткий диалог с ним, кажется еще сильнее развел смятение в моей душе, с которыми я была обязана справиться в одиночку. Проблема была в том, что я предпочитаю видеть картину завтрашнего дня и следующих десяти, к примеру. Сейчас же, дымка непонимания окутывала все мое будущее, единственное, что я понимала совершенно ясно, так это то, что мне следует скрыться, сбежать, залечь на дно. Все то, что я бережно отстаивала как личные тайны, в которые посвящены только агенты ЩИТА теперь доступны по простому запросу: «окей, гугл, наташа романова, щит». Там было далеко не все, что я хранила и храню как тайну за семи печатями, но той информации было достаточно, чтобы дать возможность, скажем так, моим недоброжелателям добраться до меня и сделать чуточку больно. Разумеется, я утрирую, иначе я бы не была собой, да и вообще, если выражаться коротко и с отсылкой на русское прошлое, то это друзья мои: полный пиздец.
Я стою перед зданием, где сейчас мне придется защищать честь и достоинство свое и задницу Фьюри, который умер и решил расслабиться. Мне срочно нужно повернуть рычаг шкалы «самоуверенность» на максимум, зайти, сесть, послушать, выкрутиться, и скрыться подальше ото всех, возможно связаться с Бартоном, который все еще на каком-то задании, в которое посчитал не нужным меня посвятить. К слову, пару раз за эти несколько дней в моей голове мелькала мысль о том, что же мне делать, если Клинтон оказался всех умней, смог обмануть и провернуть все настолько удачно, заставив меня поверить и видеть его преданным агентом ЩИТА, на деле являлся прекрасным и преданным хайль-гидровцем. Смогу ли я его убить сразу или буду метаться и держать его в плену? Мне кажется, из всех способов наиболее безболезненной смерти, я бы не выбрала для него ни один. Это любовь! – воскликнете вы, – это просто иногда, да – скажу вам я, и трактуйте как хотите, просто зачем терять Бартона из-за того, что он оказался под властью Гидры? Можно просто навести нужные справки, встретиться с нужными людьми и обнулить его, оставив только те воспоминания, которые на мой взгляд, наиболее безобидны для него, для нас и для всех окружающих. Я не эгоистка, я гуманная.
И все-таки, чтобы наиболее точно вникнуть в ситуацию и понять, о чем я сейчас рассуждаю, нам следует разложить все по полочкам, хотя, как «нам»? Мне и мне. Добро пожаловать в мой мир, мой дорогой слушатель. А что еще делать, если поговорить об этом не с кем, да никто и не может мне сейчас дать полную картину причинно-следственных связей, хотя очень бы не помешало, особенно за несколько минут до «диалога» с правящими верхушками уж точно.
Дело было вечером, делать было есть чего: Наташа быстрее собирай, уничтожай имущество своей квартиры, ищи подпольное убежище, искореняй жучки, держи на готове пистолеты и забаррикадируйся в квартире, ни с кем не связывайся, вспомни о Баки, привет из прошлого и сразу забудь, найдя те файлы, которые нужны Стиву, включи новости и выключи их потому что и слышать больше не можешь монотонное: «щит – террористическая организация», «разрушение столетия» и тд и тп, сядь попричитай на нелегкую судьбу-судьбинушку, встань и продолжай метаться по квартире будто в горячке, встань спокойно, скажи к черту все, выпей, пойми, что жизнь то не заканчивается, ты всего лишь цель номер один большинства своих врагов и уязвима как никогда, собери супер-геройскую скайп-конференцию – проснись, пойми что перепила и ответь на распространитель противного звука – коммуникатор с определителем номера Хилл.
Вот в таком сжатом формате я прокрутила в своей голове события вчерашнего вечера, прервав на том, что же сказала мне Мария и собственно, что ей понадобилось. А дело то все в том, что она официально под крылом Старка, Фьюри официально мертв, а ты, Наташа, официально крайняя, поэтому завтра в 11 будь там и готовься отвечать на вопросы сенаторов и главы безопасности страны, они будут хотеть от тебя фактов, информации, но ты поступи по ситуации, не в первой же, хочешь я буду с тобой на линии? Почему я не могу вместо тебя? Ну я не бывшая русская шпионка, слившая в сеть все файлы ЩИТА, Гидры и свои. «What does it mean сука?». Хорошо, я поняла. Я договорюсь на счет машины обратно, и все-таки, что за syka? Ты не могла бы не включать свой русский менталитет в такой ситуации?
А к этому моменту я успела еще накатить и осознать, что завтра я буду находиться в зоне не комфорта, лишний раз привлекая к себе внимание после этого всего, рискуя быть мертвой как Фьюри, только по-настоящему.
Время летит быстро, и поэтому я уже сижу за этим круглым столом, словно рыцарь короля Артура, за исключением, что я скорее преступница, а они все короли Артуры в десятом поколении, ибо важности им не занимать. Меня приглашают поклясться на библии и произнести пресловутое «клянусь говорить правду и только правду» – нет, ребят, вы серьезно? Эта священная книга сможет меня покарать за всю мою ложь, которую я говорю, говорила и буду говорить? Нет. А вот снайпер с винтовкой М110 – сможет. Однако, соблюдая эту формальность, попутно слушая комментарии Хилл в наушнике, которая так великодушно согласилась быть со мной морально, хотя никто ее и не просил, я присаживаюсь на свое место, с видом как будто не я тут самая плохая, а я принцесса, нет, королевна. И опуская прочую болтологию, они начинают свой допрос, дилетанты, так никто не расколется, нужно устроиться к ним консультантом и показать как это делают профессионалы.
– Почему нет вестей от капитана Роджерса? – спрашивают они меня, а я думаю не о вопросе, а о том, что неправильно под свой брендовый деловой костюм, надевать носки за доллар. Хилл молчаливо ждет моих слов, а я скрестив руки на груди, не смотря в глаза, отвлеченно начинаю пудрить всем мозги: – Я не знаю, что вы еще хотите услышать от Роджерса. Мне кажется, последние его действия говорят сами за себя. – чуть ли не закатив глаза, от того как мне скучно, на деле проявляя сущую сосредоточенность, приостанавливаюсь я, слушаю как Хилл говорит мне, что-то по типу, будь более дружелюбна, однако ее прерывает следующий важный мужчина с щетиной двухдневной и шампунем с ароматом лаванды – Он мог бы объяснить как нашей стране заниматься национальной безопасностью, когда он, да и вы тоже, уничтожили весь наш разведывательный аппарат. Роджерс у нас юрист консулом заделался, он же мыслит мозгами 20го века, он вам так объяснит, что вы меня умолять будете, чтобы я его рекалибнула, ах, да, вернемся и скажем очевидность: – Гидра снабжала вас ложью, а не разведданными. – и тут в наушник орет Хилл, что инфа-сотка и сейчас они переведут стрелки на меня, какой интересный поворот, – И часто эту ложь поставляли нам именно вы.облажалась я ребят, облажалась, шучу про себя, на лице опять же не выражая никаких неадекватных, не подходящих под ситуацию эмоций. – Агент, Вам следует знать, что некоторые члены этого комитета считают, учитываю Вашу службу, как на благо этой страны, так и во вред, что Ваше место за решёткой. Так что советую быть посговорчивей. – книга жалоб сгорела вместе со щитом, я даже позволяю себе слегка ухмыльнуться, потому что теперь меня веселит вся эта ситуация, – Вам не упрятать меня в тюрьму, вам никого из нас не упрятать. Сказать почему? – в наушнике опять голос Марии, нервозный потому что она не расчитывала, что я буду собой даже сейчас, даже здесь. Живем один раз, сейчас я поражу всех своей финальной фразой, и проигрывая в голове песню I’m too hot – hot damn – выйду из этого душного помещения, сяду в машину и скроюсь на ближайшие несколько месяцев, поработаю на себя, вспомню былое. Заплутав в своих же мыслях, осознаю что замалчиваюсь – просвятите нас.– с усмешкой говорит сенатор, в ответ на что я сразу выпаливаю будто бы подготовленную фразу: – Мы нужны вам. Да, мир уязвимое место. И да, мы приложили к этому руку. Но лучше нас никто не способен защитить его. – ухмыляюсь, теперь уже не сводя глаз с того, кто задал мне вопрос, – так что, если хотите, арестуйте меня. Я дам знать, где меня найти. – финал, Хилл аплодирует мне стоя, я чувствую это, сама же наблюдаю, как сенатор отворачивается в замешательстве, и по сколько никаких слов и действий не предпринимается, просто встаю и под мысленные авации, самодовольно ухмыляясь мысленно, оставляя холод на камеры и видеокамеры журналистов и их операторов выхожу из конференц-зала.
Выгляжу как бизнес вумен, мне не нравится подобный стиль, это напоминает мне внедрение в Старк-Индастрис, работу юристом, контакты с Пеппер и актерскую игру на уровне, жаль, тогда с Тони не заладилось, кстати о нем. В метрах десяти стоит машина, внутри которой, смотря на меня, сидит, конечно же тот, о котором я только что лестно и не очень, думала.
– И все таки, что за syka? – опять слышу я в своем наушнике, отчего хочется нервно замеяться, потому что Старк далеко не первый человек, которого я бы хотела сейчас видеть, и дело даже не в том, что мы как ядерная смесь вместе, дело в том, что в моих планах было доехать до квартиры, связаться с нужным человеком, и скрыться, я планировала провести следующие несколько месяцев в Боготе. – Все, Хилл, до связи, я вижу машину и симпатичного водителя в ней. – выключая коммуникатор, думаю чтобы такого сказать первой, чтобы не успел сказать Старк.
– Хилл не предупрежадала, что меня заберет принц на ауди. Святой отец я согрешила, какой план? – говорю сразу обо всем, чтобы загрузить Тони, захлопываю за собой дверь, оглядываюсь на заднее сиденье, замечая сумку. – Мария, как заботливая мама, дала мне в путешествие пирожков? – беру один из них, чуть ли не целуя прилюдно свою маленькую радость, пряча один за пазуху.
– Слышал мое выступление? Оно было в духе твоего «я – железный человек», но думаю, ученик превзошел своего учителя. – я оглядываю Тони, пропуская и не озвучивая шуточку на счет того, что он кажется, местами поседел. Да я просто сама после всех событий, уже купила рыжую краску, во избежания белых казусов на моей голове.
– План? Ты путаешь меня с Роджерсом, никакого плана, только старая и добрая импровизация, – отозвавшись с тенью усмешки, Тони искоса пронаблюдал за дельнейшими моими действиями и за скрывшимся в третьем размере глоком, – Да, превзошли вы меня по всем пунктам, даже я бы не смог столь феерично облажаться, но вы молодцы, справились, – в искренности Старка сомневаться смысла не было, он вообще в плане насмешек был невероятно честным человеком.
Особо не распространяясь о пункте их назначения, Старк без лишнего шума довез меня до места обитания Бартона, во всяком случае, как ему сказала Мария Хилл, Бартон должен был быть здесь. Захлопывая дверь машины и, хмуро оглядывая невысокое строение, я проследовала к парадному входу, боковым зрением наблюдая как Тони стартанул в обратном направлении. Кажется, я чего то не знаю и меня это очень сильно напрягает.
Можно мне скорее на дно? Это не входило в мой план, особенно после визита Барнса прошлой ночью и чует мое сердце, Бартон в курсе этого.
Преодолев пару пролетов на своих двоих я остановилась и на всякий случай сняла с предохранителя свой глок, в конце концов, даже если Бартон не умеет врать и я абсолютно уверенна, что на гидру он не работал, никто не застрахован от того, что его держат в заложниках и все это ловушка.
Дверь заперта, внутри кажется шумит телевизор, новости CNN трубят о скандале, в котором я имела непосредственное участие, и нет, мне не жаль. Ключ от квартиры Бартона найти не сложно, особенно когда у тебя есть дубликат, раз, два, три, распахиваю дверь и с выведенным пистолетом прохожу в квартиру, захлопывая дверь ногой, замираю, передо мной стоит целый и невредимый Клинтон, разве что с луком и стрелой направленной в меня.
– И я, Бартон, очень рада тебя видеть, вижу, Старк не предупредил ни тебя, ни меня о том, что решил дать нам обоим время, в любом случае, мне кажется не стоит оставаться на месте, я не в безопасности и мне нужно скрыться ото всех радаров, от гидры, от Баки, от русских, которые в который раз выйдут на охоту теперь, когда моя голова поднялась в цене. – совершенно спокойно произношу я, уже проходя в глубь его квартиры и как-то даже по хозяйски собирая его вещи. Да, безусловно, как женщина, я очень соскучилась по нему, но как Романова, я не чувствую себя в безопасности здесь и сейчас.
Я не видела его три месяца и душу греет, что с ним все хорошо, только вот, только вот по взгляду его это не скажешь... – Клинт? На сколько ты осведомлен о том, что происходит?

0

3

It seems you get your kicks from hurting me
внешний вид
Когда я говорю, что дела плохи, то так и есть на самом деле. Может, даже еще хуже! Вот уж не знаю, как так получалось, что все самое худшее случалось именно со мной, но...
– Стоп! Это ты была в маске?!
Само собой, любой бы был в шоке, узнав, что в твоих... кхм... трусах побывала ручка не просто подруги, а непосредственной протеже, которая больше чем на десять лет младше. Я хотел бы еще повозмущаться по этому поводу, но было не до этого, хотя уверен, что совесть еще ни один раз напомнит мне о данном случае. Мне не везло с приземлениями, особенно, если я вылетал из окна на стуле в бассейн. Не каждый акробат повторит подобное, да и я бы не захотел снова испытать это на себе. Я почти позабыл о том, что Кейт оказалась в сговоре с начальством, да и как думать о подобном, когда улепетываешь на всех парах? У меня ужасно болело все тело, а еще я не мог понять, почему Щ.И.Т. не прикрыл нас? Обычно кто-то, да был на подхвате, тем более, когда за дело брался я.
"Лучше бы себя берегли".
Мне доверяли, но иногда Фьюри был излишне заботлив, что меня несказанно выводило из себя. Сегодня, когда мне действительно была нужна помощь хоть пары человек...
– Быстрее, Клинт, быстрее! – подбадривала и одновременно "подпинывала" меня Бишоп.
Куда быстрее, я и так чувствовал себя калекой, а на одной ноге далеко не ускачешь. Но мы бы не были Хоукаем_один и Хоукаем_два, если бы не смогли обставить всех вокруг. Знаете, когда ты одновременно каждый раз умудряешься куда-то влипать, а потом чудесным образом выбираешься из этого дерьма? Но одно дерьмо сменилось другим...
– Как оказалось организация Щ.И.Т...
А дальше все как в тумане. Слова ведущего новостей превратились в жужжание, а в висках застучало. Главное, не паниковать. Но как тут не поддаться внутреннему страху и переживаниям, когда организация, на которую ты работал столь долгое время, оказалась замаскированной ГИДРОЙ? Мало того, что нас водили за нос, так еще...
– И я узнаю об этом из новостей?
Мне было по-человечески обидно, ведь я не последний человек в числе агентов, уже бывшего, Щ.И.Т.а, я один из Мстителей.
"У меня дома телик еле работает. Если бы не этот, то не узнал бы правды еще долгое время".
Пора привыкнуть, что я просто человек, который делает свою работу.
"Много гонора, Бартон".
Через полчаса мы с Бишоп уже были у меня в квартирке, чему я был несусветно рад. Устал и вымотался, а еще мечтал наконец-то снять этот галстук и пиджак, которые стесняли движения. Я был из тех мужчин, которым шли официальные костюмы, но которые их не люблю надевать.
В какой-то момент я понял, что до сих пор не знаю, куда пропала Наташа. Не то, чтобы она мне обо всем докладывала, но я давно не выходил с ней на связь по ряду логичных причин. Во-первых, она предупредила, что ее не будет (не стану же я докапываться и дергать ее просто так?), во-вторых, мне нужно было следить и учить Кейт Бишоп, в-третьих, Романофф сама звонила, когда считала нужным. А еще у меня, кается, опять пропал мобильник.
– Больно же, – прошипел я тихо, когда девушка дотронулась до моих синяков, а еще, кажется, я вывихнул не только лодыжку, но и плечо. Мне уже было наплевать на мое здоровье, ибо... жизнь покатилась куда-то по наклонной. Щ.И.Т.а больше нет, а еще Романофф давно не выходила на связь. Я беспокоился, ведь непонятно, что теперь с ней. Отправив, Кейти домой (она само собой не ушла), я начал усердно набирать все возможные номера моей... напарницы. Безуспешно. Уж не знаю от чего – отчаянья, нервов или боли по всему телу, добрался до выпивки... Вспомнил, что подарил Таше серебряную подвеску со стрелой где-то полгода назад, чтобы отыскать ее, если будет жизненно необходимо. Сейчас была как раз такая ситуация.
– Где же ты, Наташа? – бормотал я, когда опустошил бутылку, так и не до конца поняв, что происходит вокруг. Телефоны недоступны, а жучок, который я встроил в миниатюрную стрелу – уничтожен. Какая-то часть меня знала, что девушка просто не хочет, чтобы ее нашли, но... чертовы эмоции не давали мне успокоиться. Мы не были парой, не ходили в кино, не устраивали свиданий, потому что нам это было чуждо. Два человека, которые столько раз спасали друг друга, вытаскивая из-под груды камней и железа, буквально утягивая с того света. Мне было тяжело представить свою жизнь без нее. Таше не нужно было говорить о том, что я ее люблю. Об этом она и так знала, но сейчас. Сейчас мне больше всего на свете хотелось верить в то, что она жива и здорова. Я нуждался в ее присутствии, но не мог отыскать. Не заметил, когда очутился на диване, а потом острая боль пронзила руку и ногу. Наверное, кто-то решил, что пора вправить мне обратно кости. В полумраке комнаты мне показалось, что это Романофф.[float=right]http://savepic.ru/6012445.gif[/float]
– Наташа... – пробормотал я, успокаиваясь внутренне от присутствия русской. Теплое одеяло, чувство измотанности и усталости. Я тут же провалился в сон, который не способен был разрушить даже прилет Тора или внезапное появление Старка.
Ранним утром я проснулся от шума в ушах и голове. Кажется, что что-то упало или стучало. Через пару секунд пес начал облизывать мою руку, свисающую вниз с дивана, а я мысленно проклинал еще не начавшийся день. Нога, плечо, ребра – все болело после вчерашней потасовки и "миссии". Собака гавкала громко, поэтому мне пришлось открыть глаз. Кажется, что это трезвонил мой потерянный телефон. 
Я попытался подняться, чтобы взять трубку, но удалось мне это не с первого раза.
"Калека, который еле идет... подождите".
Растрепанные волосы, позавчерашняя одежда, мятый костюм и не менее помятый вид. Я просто слишком много выпил вчера, но на это были причины!
– Наконец-то! Бартон!
– Хилл? Какого че... – начал было я недовольно, но Мария говорила очень уж быстро, перебивая меня.
– Нет времени на разбирательство. У нас непредвиденные обстоятельства. Открой свою дверь – для тебя небольшой сюрприз от бывших агентов, только побыстрее, пока какой-нибудь сосед не забрал коробочку.
Я держа телефон плечом вышел в коридор, наткнувшись прямо у входной двери на коробку. Затащил ее в квартиру, ставя на стол.
– Что там? Почему нельзя все было это мне передать лично. Вообще, как мне теперь работать то?
Слишком много вопросов Бартон, слишком много для того, кто уже пару дней безработный. Наверное, так это называется, да?
– Пока тебя не было – много всего произошло. Не могу говорить дольше, свяжемся позже. И вообще я не должна была тебе это все показывать, но ты же не чужой человек в организации. До связи, Клинтон, – и тишина.
Я озадачено выдохнул, убирая от себя телефон. Хилл как обычно – как снег на голову свалилась. Кстати, о снеге на голову – куда это подевалась Бишоп?
– Эй, задница упрямая? Ты дома? – тишина в ответ, только Лаки, смотрящий на меня озадаченно, мол, с кем это ты хозяин сейчас говоришь. Значит, Кейти ушла. Отлично, а то тут эта секретная коробка. Открыл ее, вытаскивая какие-то документы, фотографии, флешку.
"Так, что это у нас".
Меня не было три месяца, а это для Щ.И.Т.а очень долго. Столько всего произошло. С интересом листаю папки с листами, читая информацию. Так, какой-то преступник сбежал, ладно, дальше ограбление, еще захват поезда какими-то психами, но все хорошо. С удивлением смотрю на следующее фото.
"Стивн Роджерс и Наталья Романофф были замечены в..." И еще бла-бла-бла буквы, буквы. Снимок того, как Черная Вдова целует Капитана, потом еще парочка снимков, но уже в других ракурсах и местах. У меня что-то внутри гулко падает, даже на пару секунд в голове возникает мысль о том, что "я давно знал о том, что между ними могло что-то быть".
"Человек в маске. Убийца. Железная рука..."
Я по-моему словил второй мини-инфаркт за эти минуты. Забросил обратно фото и документы, пнув коробку под стол ногой зло.
"Хорошо она пропала непонятно куда. Поцелуи с Роджерсом, еще и ее бывший вернулся из мертвых, либо непонятно откуда".
Про Баки Барнса я знал от двух людей – Стива и Наташи, естественно. Один мог сутками напролет вспоминать боевого товарища, своего лучшего друга и выдающегося человека, а вторая, как-то поведала мне о том, что он был ее бывшим. Давно-давно, когда под стол пешком ходил я. Мне было на это плевать, ведь у меня тоже есть бывшая жена, бывшие женщины, какие-то интрижки. В общем, я как-то старался не вспоминать о том, что прошло. Живем сегодняшним днем.
Включаю телик, заваливаясь на диван.
"Какая-то ерунда. Лучше бы этого не видеть".
Я нахмурился, глядя в потолок. Я вроде бы не страдал от приливов ревности, ибо мы с Наташей не в тех ролях и статусах, чтобы вести себя неразумно. Она мне просто напарница, мы с ней вместе, да, но это же не значит, что навсегда. Верно? Щ.И.Т. пал, непонятно даже толком, что будет дальше. Вчера меня чуть не убили раз сто, а потом еще эта ответственность за Бишоп. Упала же мне на голову эта девчонка.
– Известная организация Щ.И.Т. все это время...
Чувствовал себя выпавшим из жизни. Рука заболела еще сильнее, когда я попытался перевернуться, чтобы улечься удобнее. Придется пару дней зализывать свои раны, а главное не думать о том, что Наташа где-то прячется на дне вместе с Барнсом, точнее, возможно, что там еще и Стив. Захотелось выпить, да побольше. Но все запасы пива я истратил вчера, а вот это – обидно.
"В магазин надо будет дойти".
Лаки вскакивает с места, смотрит в сторону коридора и входной двери. Я невольно напрягаюсь. Как-то резко смотрю на коробку под столом, потом думаю о том, что организация на которую я работал – пала, а еще меня могут искать, как информатора, либо... за мной пришли, чтобы проверить – чист ли я.
– Тихо, Лаки, – шепчу я, приложив палец к губам, чтобы пес успокоился. Беру свой лук и прикладываю стрелу, выходя прямо к двери, чтобы встретить незваного гостя, который открывает замок ключом. Я шестым чувством чую, что это не какие-то убийцы, больно уж чисто они работают, а еще дурацкое предчувствие. Как всегда меня не подвело. Я бы поприкалывался про паучье чутье, но это скорее мой опыт работы агентом. Передо мной стоит Наташа. Я бы сейчас улыбнулся, сказал что-то вроде: а ты не изменилась почти. Кажется, прическу сменила. Не до шуток.
– И я, Бартон, очень рада тебя видеть, вижу, Старк не предупредил ни тебя, ни меня о том, что решил дать нам обоим время, в любом случае, мне кажется не стоит оставаться на месте, я не в безопасности и мне нужно скрыться ото всех радаров, от гидры, от Баки, от русских, которые в который раз выйдут на охоту теперь, когда моя голова поднялась в цене.
Она проходит в квартиру, собирая попутно мои вещи, а я смотрю на это все удивленно. Кажется, что ничего особенного не произошло, да? Опускаю лук, опираюсь на дверной косяк, морщась невольно, потому что опять болит чертова рука. 
"Баки, Стив, пришла сказать, что снова в опасности. Вот... не надо было лезть туда, куда ненужно".
– Клинт? На сколько ты осведомлен о том, что происходит?
Наконец-то Таша понимает, что в комнате не одна.
– Щ.И.Т. пал. Это я узнал из новостей. Хм... – начал я, все же решив переодеться из неудобной рубашки, да еще и в крови. Можно выбросить, наверное, – как там Стив? Надеюсь, что поцелуи его развеселят, растопят холодное сердце нашего правильного девственного мальчугана, – как-то больно резко говорю все это я, роясь в своих рубашках и футболках в поисках чистой вещички. Стягиваю рубашку, морщась, задевая синяки на ребрах, – мне тут много интересно сообщили. Три месяца прошло, а такое чувство, что я пропустил очень многое.
Натягиваю черную майку, даже не смотрю в сторону Романовой. Я скучал, конечно, но вот кое-что мешало мне снова почувствовать тягу к Наташе. Ревность. Ненавижу это глупое чувство, а еще больше ненавижу себя за то, что позволяю ревности овладеть мной. Я ничем не лучше Бобби, когда та приписывала мне романы со всеми вокруг.
"Но поцелуй. Баки бывший. Все очень интересное и странно".
– Но кто я такой, чтобы задавать тебе вопросы о ваших с кэпом поцелуйчиках, – как-то натянуто улыбаюсь, показывая пальцами кавычки. Хорошо, что Бишоп ушла. Только ей не хватало видеть все эти сцены. Я был собственником, который за свою женщину и стрелы не пожалеет. Жаль, что Романова об этом не знала, либо делала вид, что не подозревает обо всем. Хорошо скрывает. Тем не менее – Наташа теперь была моей женщиной. Да, может, у нее когда-то были связи с кем-то, но теперь нет. Я хотел думать, что единственный ее мужчина, готовый на все ради любви, как бы смазливо не прозвучало, а тут всплывает такое. И мне больно. Первый раз за эти долгие месяцы больно в сердце.
Знаете, я готов прострелить глаз любого из тех, кто решит, что Клинт Бартон и Наташа Романофф – это просто несерьезно. Любому, кто посмеет тронуть ее. Может, она хотела быть свободной, но все равно принадлежала лишь мне.

+1


Вы здесь » DeLorean Ride » «В» значит вдохновение » когда бартон ревнует, романова сильно негодует


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC