DeLorean Ride

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DeLorean Ride » Война миров » glitter & gold


glitter & gold

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Glitter & Gold
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://static.tumblr.com/a5b45b71831fae2d945eae910e49a519/kfpgmre/Jt1nkzawr/tumblr_static_45m4s802i6ecossssc00s440w.gif http://24.media.tumblr.com/4778fa7dd3d5313a321b4c43b6b1a04c/tumblr_mem352kW8M1rx0gnvo6_250.gif

В САЛОНЕ DELOREAN
УЧАСТНИКИ ЭПИЗОДА

ДОРОГИ? НАМ НЕ НУЖНЫ ДОРОГИ!
ГДЕ? КОГДА?

Harry Hart & Jim Moriarty

Лондон, Великобритания; настоящее время.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Криминальная паутина – такое заманчивое предприятие, особенно, когда готовится что-то слишком грандиозное, чтобы один человек в костюме мог это пропустить. Однако, не всё задуманное всегда идёт по маслу, поэтому, когда кто-то косячит, другому нужно это исправлять. Только какую же ошибку следует допустить, чтобы твою задницу прикрывал сам босс?

+1

2

Жизнь. Жизнь – это небольшая
Прогулка перед вечным сном,
Смерть – я не знаю, наверное,
Не слишком весёлая штука,
Душа. Душа – это то место,
В которое можно спрятаться, когда страшно,
Судьба. Судьба – это дорога,
Так кто ответит, что такое вечность?

Ты должен внедриться. Должен внедриться. Собственно это обычная, ничем непримечательная миссия, которую сотнями и тысячами за год завершаю агенты Кингсман, и ни для кого не секрет, что это работа не только агента, но своего рода актера, талантом которого должен обладать любой уважающий себя Джентльмен работающий на организацию. Вот только с одной лишь поправкой – это не чудик Ричмонд Валентайн, помешенный на зачистке мира от мусора, это криминальный на минуточку гений, видящий всех и каждого почти насквозь, словно рентген. Выкуривая пятую по счету сигарету, после вызова в столовую к Артуру, Галахад думал, чего ему будет стоить втереться в доверие к Мориарти, и проскочить в самое сердце паутины, ловко обходя еле видимые серебряные нити, стараясь не задеть ни одной из них.
Прошлое и день V, казался теперь ему детской забавой, перед тем, что предстоит сейчас, разминкой, после которого грядет великое состязание. Умов, сил, лжи...добра и зла? Нет уж, черт возьми. Так, что там по плану..костюм, зонтик, и обаяние? Горько усмехнувшись, Харт стряхнул пепел в стоявшую рядом хрустальную емкость и еще раз взглянул на фотографию будущего "босса".
Среднего роста, даже можно сказать чуть ниже, темные волосы, карие глаза, смотрящие как-будто с превосходством, тонкие губы, сжатые в одну упрямую линию. Высокомерен, насмешлив, не признает ничьего мнения, кроме своего, для вежливости кивнув. Хотя вежливость...Перелистнув досье на вторую страницу, Гарри углубился в биографию криминального гения, вчитываясь в каждую букву и каждую строчку. Он понимал, что перехитрить такого человека, даже ему агенту с черти каким полевым опытом будет безумно сложно, но больше никому доверить миссию, он бы не смог и остановил выбор на Харте. Дочитав до конца, и откинувшись на спинку кресла, не выпуская папки из рук, Галахад прикрыл глаза, размышляя над тем, как все таки стоит войти в воду, не запачкав при этом ни кромку брюк и не замочив ноги, его репутация в преступном мире должна быть кристально-чиста, и не вызывать подозрения ни у кого, даже самой мелкой сошки. Конечно можно написать, все, что угодно, бумага все стерпит и скроет, но вот его происхождение и присущий с детства аристократизм не скроешь даже самым развязным поведением, которую под копирку придется выполнять, словно паяц на веревочках. Наверное Эггзи подошел бы больше...или Персиваль на крайний случай. Отложив документы по паутине на рядом стоящий стол, Харт принялся мерить шагами собственную гостиную и размышлять над тем, как за короткое время стать проще, без уклона изысканности и врожденного аристократизма. В любом случае придется меня поведение, обороты речи и манерность движений, но налета не убрать, как говорил некто великий, он окутывает тебя тончайшей пленкой, которую видно в любом из случаев.
– Так или иначе провалить миссию я не имею право. Позор, муки совести, самокопание...и конечно же пятно на организацию. Хотя мне придется умереть еще раз, чтобы не выдать тайну. Они не получат ничего из моих уст, если случится непоправимое. В данном конкретном случае, поставщиками информации будут обитатели паутины и никак иначе.
Окинув взглядом комнату, он быстро поднялся к себе и облачившись в пуленепробиваемый костюм, провел рукой по волосам и усмехнулся отражению. возможно, он сегодня последний день дома, неизвестно насколько занесет его в логово Мориарти, и куда тот его отправит по делам "службы", поэтому Харт принял душ, тщательно побрился и на всякий случай, покидал в чемодан пару вещей, которые впоследствии нужно будет положить в багажник и одел костюм, оксфорды, но ни броги сейчас было актуальны как никогда.
– Все, Гарри, привыкай к жизни обычного лондонца. – мысли конечно дурацкие, но тем не менее имеющие под собой почву. Он должен будет водить машину, самолет, если понадобится, стрелять итак умеет, драться вроде бы тоже – верный зонтик всегда при нем. Так..что еще, что еще... Наверное стоит оставить записку Анвину, и передать ее через Мерлина, возможно мальчишке, понадобится пристанище, как он знал, жизнь в Кингсменовском общежитие не особо сладка, а на время отсутствия хозяина дома, Эггзи вполне мог в нем беспрепятственно жить. Набросав которую записку, мужчина положил ее на журнальный столик под пепельницу, и положив в карман телефон направился к выходу. Ах да, очки...чуть не забыл, хрен старый. Покачав головой. он протер очки специальным раствором, и проверив связь, поправил на переносице. Теперь можно отправляться в путь, но  сначала нужно сделать звонок. Оставив чемодан у двери, Харт зашел в ванную, защита на ней съедала все посторонние звуки, делая звук довольно четким для него самого, но создавая помехи на другом конце провода, будто бы он сам находился на улице и набрал номер. Тихие гудки на том конце провода, а затем трубку сняли и Гарри услышал ленивый, чуть растягивающий слова голос. Немного исказив тон, которым агент собрался говорить, он поприветствовал абонента и сказав слово-пароль, и весь превратился в слух. Ему нужно было запомнить дорогу, несколько пересечений и везде, возле которого, необходимо было остановиться, и откуда его должны будут забрать люди "босса".
– Да, я Вас слушаю..

+1

3

– Сладкий, а тебе каким образом кишки выпустить? Подумай хорошенько, пока я тебе шанс даю, – Джим стоял спиной к одному из своих подчиненных, дабы не видеть того жалобного раздражающего лица и тупого испуга в столь же тупом взгляде. Конечно, стоило давно смириться с мыслью, что все вокруг непроглядными дебилами были, и как-то менять их было уже поздно. Но, блять, какого черта они не могут выполнить даже самую грязную работу, на которую не то что ума не нужно, вообще ничего не нужно, кроме хоть какого-то владения своим телом и знания элементарных законов физики. – Если толкаешь человека с окна седьмого этажа – он падает. Сложно, непонятно, непривычно, каким ещё словом для тебя эту новость описать? А какое слово нужно сказать, чтобы понятно стало, что я просил вас привести его сюда для допроса. А знаешь, что я не умею? Я не умею допрашивать ошметки на асфальте, идиот!

Да-да, можно конечно сказать, что сам виноват и хватит заставлять других делать за себя работу, если она действительно важна. Но знали бы вы, сколько этой "важной" работы даже за день накапливается, Джим тупо не успевал делать всё, что нужно было делать, дабы поддерживать порядок в своей криминальной сети, а где-то и расширять её. Определенно нужны люди, чем дальше – тем больше. И крайне сложно находить только нормальных, поэтому нередко возникали вот такие инциденты, где Мориарти злился, кричал, выбирал по считалочке способы смерти для своего уже бывшего сотрудника. С одной стороны, даже повеселиться можно было бы, если бы в тот момент всё не шло по пизде.

– Можем проделать то же самое с тобой и проверить на личном опыте, насколько мне трудно будет вытащить из тебя хотя бы словечко, – в конце концов Джим развернулся, резко и вполне уверенно, натыкаясь на хмурый взгляд мужчины напротив. По крайней мере, он не дрожал и не пытался его отговаривать – самая ужасная модель поведения была бы в данной ситуации, так что злость, хоть и не проходила полностью, не имела прям больших оснований для подпитки. Значит, Джиму не нужно было срывать голос, заходиться в приступе гнева и всё остальное в этом приключенческом духе. Стоило лишь на мгновение прикрыть глаза, перевести дух и широко улыбнуться виновнику торжества, что всё это время просто сидел на стуле и внимательно слушал его. – Вали. Иначе придется собственноручно тебя вышвырнуть, а я...

Договаривать уже не пришлось. Видимо, люди, работающие на Джима, не такими тупыми и были, раз хотя бы такие недвусмысленные намеки понимали с первого раза. Что ж, значит, не всё ещё потеряно. Однако, да, стоит признать, что из-за этого мужика проебался Джим основательно, лишая себя предпоследнего свидетеля, то есть, оставляя лишь самый последний шанс на добычу крайне необходимой информации. А это значило то, что такой шанс он бы точно никому из своих обезьянок не доверил, потом бы замучился отстирывать их кровь от костюма, ведь они, черт возьми, так обожали это дело – косячить. Иногда казалось, что делали это абсолютно специально, настолько очевидно они выводили его из себя.

А затем ему позвонили.

Джим спохватился, вспоминая о вербовке очередного сотрудника и чуть ли не с укоризной хлопнул рукой по собственному лбу – как у него могло вылететь из головы? Не то, чтобы это было слишком важным событием, но его определенно стоило запомнить, потому что эта самая вербовка всегда была делом щепетильным и крайне интересным. Испытывать человека, издеваться над ним и с большущей радостью показывать, кто являлся боссом, нападки которого пришлось бы терпеть, если вы всё же решили устроиться на своеобразную "работу". Джим крайне любил это дело, любил и из-за того, что разбирался в людях чуть более, чем хорошо, поэтому абсолютно всегда знал, кому действительно можно было дать шанс, кого отсеять, а кого убить. Это чем-то походило на игру и, да, её определённо нужно было запатентовать.

– И тебе приве-е-ет, милый, – трудно было оставаться на месте, поэтому Джим подошел к окну, чуть выглядывая на улицу и с наслаждением отмечая по-настоящему летнюю погоду. Злость как рукой сняло, пусть в глубине души всегда что-то клокотало, это было не так уж и трудно сдерживать. – Решил пополнить ряды моих маленьких тугодумов-паучков? Молодец, это хороший выбор, думаю, ты не пожалеешь. Или пожалеешь. Но тогда будет весело мне... А вообще, не будем о плохом, по крайней мере вот так сразу. Это плохой тон, знаешь-ли. Сделаем так: пошлю тебе координаты – там тебе нужно будет быть через полчаса. Мои люди тебя заберут. Будь готов к тому, что, может, придётся сразу же замарать свой идеальный костюмчик. Но ты так не расстраивайся, всегда можно будет купить новый!

О, как это было типично. Небольшой монолог, где о деле ровным счетом ничего не сказано, а все остальные предложения выходят произвольно, Джим не преследует цель запугать или что ещё хуже. Просто остаётся самим собой и озвучивает всё вслух: так рассуждать намного легче и упорядоченнее.

– Так вот – поторопись, я очень не люблю ждать.

Какого-либо ответа Джим не ждет, поэтому почти сразу же кладет трубку и лихорадочно вылетает из собственного кабинета, по пути набирая сначала сообщение с координатами, затем сообщение для своего водителя. Конечно, можно было бы просто послать своих и привезти новичка сюда, а затем провести его через все эти круги "ада", однако это уже становилось слишком обыденным. Да и не было времени. Нужно было срочно выходить на второго свидетеля, пока тот не залег на дно из-за смерти своего "товарища". Прятаться эти свиньи ещё как умели. Поэтому Джим сам поехал к этому пока ещё не особо знакомому ему человеку, дабы сразу проверить того, так сказать, на поле боя. Интригует, не правда ли?

+1

4

Прислонившись спиной к стене, опираясь о деревянные панели, Харт слушал каждое слово произнесенное мужчиной на том конце провода, и слегка кривил губы в усмешке, даже через трубку от говорившего веяло какой-то излишней театральностью что-ли, напыщенностью и самодовольством.
– Вам не придется ждать, мистер Мориарти. – ледяным тоном Галахада, можно было заморозить половину Англии, но к счастью для него самого и его будущего работодателя, он уже повесил трубку, и данная фраза досталась гудкам, но все же, мужчина слегка покачав головой оттолкнулся от опоры и положив мобильник в карман пиджака, вышел в холл, а затем подхватив чемодан и из дома. Как и обещал Мерлин, машина ждала его у кованых витиеватых ворот, и ни говоря ни слова, мужчина закинул чемодан в багажник, садясь в салон в полном молчании. Ему было о чем подумать и сейчас все шумы, голоса и прочее казалось лишним. Нажав на кнопку перегородки, между водителем и пассажиром, Гарри откинулся на спинку сидения и прикрыл глаза, сначала ему нужно выработать тактику поведения с этим человеком, по тому которого, вполне понятно, что данный субъект любит показывать свое превосходство, и ему наплевать кто перед ним, вероятно даже если это будет королева Елизавета, то кукловоду будет глубоко начхать. Значит нужно дать понять молодому человеку, что Харт готов стать его правой рукой, левой ногой и левым полушарием мозга, и сделать так, чтобы он доверял ему, как самому себе и даже больше. Насколько знал агент, о внедрении вот в такие организации, тому, кто претендует на место под солнцем, нужно обладать не столько умением понимать приказы, сколько додумывать их за боссом, делать так, что мысль не превращаясь в слова была бы уже действием, судя по отчету, таких исполнителей у Мориарти было по пальцам пересчитать, а точнее не было вообще, снайпер по имени Себастьян Моран, по отчетам в данный момент был где-то в Средней Азии и пока не имел возможности вернуться обратно, что было на руку Галахаду. У него было в кармане пару козырей, чтобы: а) пробить первую тропку к боссу, б) закрепиться в организации и трудиться не покладая рук, прежде чем ему и только ему будет известна вся информация о паутине ее обитателях и планах, что она вынашивает в своих шелковых закоулках.
В данный момент Гарри Хард не думал, чем ему придется заплатить за то, чем он собственно шел, миссия тяжелая, трудновыполнимая даже для него, и неизвестно чем может быть окончившаяся, но он твердо знал одно, если нужно идти до конца, по костям, по крови и убить...он сделает это не моргнув глазом. Он агент черт возьми, и это далеко не в диковинку, совершенно ясно, четко, и понятно, и он пойдет по трупам, как когда-то в Кентукки, хотя тогда джентльмен был под действием симки Валентайна, сейчас же очень много было поставлено на карту.
– Остановите здесь за поворотом. – распахивая глаза, стряхивая остатки дума. говорит Харт, опуская перегородку, и через пару минут, когда машина касается резиной шин тротуара, нажимает ручку двери. Лондон в этой части встречает его мелким дождем и приходится распахнуть зонт, машина почти сразу отъезжает, и агент кидаем взгляд на часы, понимая, что до назначенной молодчиками Мориарти "встречи" осталось почти 15 минут.
– Ты сегодня превзошел самого себя. – внутренний голос говорил ему тоном Мерлина, и Галахад отмахиваясь, усмехается. Вероятно и правда, эта миссия наверняка его, раз уж сама судьба поначалу распахнула над ним свои крылья.
– Не поделитесь сигаретой? – плавно обернувшись, он смеривает взглядом мужчину в черной кожаной куртке, слегка скользя по нему сравнивая мысленно с фотографиями сети, и понимая, что мужчина даже отдаленно не походит на пауков из паутины мистера Секса, хотя и около гнезда порой ползают те, которые являются не сердцем, но глазами и ушами, и часто именно так и бывает. Нужно держать ухо востро.
– Да, конечно – нацепив на лицо равнодушную улыбку, он вытаскивает из кармана небольшой портсигар, заправленный сигарами высочайшего качества с вишневым табаком и протягивает незнакомцу. Глаза неизвестного прищуриваются, но лишь на секунду и скользят по нему, останавливаясь на нагрудном кармане..
– Проверяет с оружием ли? Хех...молокосос. Он думает, я идиот и мне будет смысл прятать там саморассасывающуюся ампулку с ядом? Наивный. Нет уж, мальчик, мне слишком много нужно от твоего босса и его паутинки.
– Благодарю.. – едва заметное движение в сторону, но будто мимо него, едва уловимый шепот "Следуйте за мной" и легкий кивок Харта, не заметный совершенно чужому глазу, а лишь тому, кому он на самом деле предназначен. Первую проверку на липу он прошел. Машина должна стоять где-то неподалеку, но в то же время в уединенном месте, чтобы можно было выехать не привлекая внимания.
Неспешно закурив сигарету, он подождал, как незнакомец скроется за углом, и отбросив окурок в стоявшую рядом урну, направился в заданном мужчиной направлении, ведя себя так, словно просто гуляет, разглядывая витрины бутиков и незаметно отделившись, прижимаясь спиной к стене и продолжая почти сливаться с ней завернул за угол. А вот и автомобиль. Метнув боковой взгляд назад, и понимая, что один, он в несколько шагов преодолел расстояние и взялся за ручку. Хлоп. Мышеловка захлопнулась у него за спиной, и щелчок блокировал дверь.
– Добро пожаловать мистер Харрис.
Вымышленное имя немного резануло слух, но Гарри почти сразу же к нему привык. Полутьма салона окна которого были завешены тяжелыми бархатными шторами, мешала ему настроить видимость очков на более четкое, все таки кингсменовские игрушки не до конца доведены до совершенства черт возьми. Ему мало очертаний, ему нужно лицо.
– Благодарю – он лишь слегка наклоняет голову, прищуривая глаза и пытаясь разобрать, но человек напротив в маске, и внутренний голос Харта тихо рычит, но тут же замолкает, когда его запястья касается холодный металл.
– Это в целях безопасности. – ему даже поясняют, хотя агент и не нуждается в объяснении, итак все понятно. Он сам шел на вербовку, и знал, что меры предосторожности принимаемые в этой организации далеки от этикета и прочих светских условностей.
Мысли, что на его запястье останутся неэстетические синяки, вызывает внутреннюю ухмылку, может стоит сказать молодчикам, чтобы были аккуратнее, но лишь дергая плечом в ответ.
– Разумеется.
Пристегнутый, не имея возможности поправить очки, он едва морщится, но под покровом полутьмы этого не видно и машина неспешно трогается с места, выезжая из подворотни, а затем вливается в поток точно таких же на оживленном шоссе.
Через полтора часа они прибывают на окраину по видимому и ему завязывают глаза, выводя из машины. Как в дешевой чертовой мелодраме.

+1

5

Добраться до места назначения даже для Мориарти оказалось не самой простой задачей. Для начала от него потребовалось добраться до машины, а это было уже трудновыполнимо, ибо, пока он выходил на улицу, на него буквально напоролись пару обезьянок, что что-то сбивчиво бормотали про свои очередные недокосяки. Вроде особо ничего страшного и не было, но им так и не терпелось рассказать, какими же они плохими были и получить знатных пиздюлей от босса. Другого объяснения этому Джим дать просто не мог, зачем вообще рассказывать о проблемах, которые возникли, но ни на что не повлияли? Как будто хвастались, кто из них был самым тупым. Он таких точно вербовал? Откуда они вообще появлялись? Так один из "особо важных" персон умудрился буквально врезаться в Джима, заставляя того мгновенно вскипать от ярости, метаться по углам комнаты и грозить расправой всем и каждому. Вообще, он довольно милым большую часть жизни был и убивал только действительно надоедливых или бесполезных, однако, это ничем не мешало кричать на всех и каждого или грозить подвергнуть различного рода пыткам, причем на словах они были даже ужаснее, чем на деле.

Вот так пятнадцать минут Джим только потратил на то, чтобы выйти из здания и столкнуться с всё же прохладным, пусть и летним воздухом. Он легонько поежился, поправив пиджак и легким движением разгладив его от образовавшихся складок. Затем полез в карман, вытаскивая помятую пачку сигарет и закуривая последнюю. По натуре своей Джим вообще не очень уж жаловал табачный дым, поэтому редко переносил людей, что закуривали рядом с ним и сам старался не курить в какой-либо компании. Однако, каждый день он такому стрессу подвергался, что с каждым разом всё больше плевал даже на собственные правила, куря почти везде, где только успевал. Раскидывая пачки по всем возможным местам – сигареты были, пожалуй, единственной вещью, которую он даже не старался держать в порядке.

– Машина готова, босс, – услышав голос неподалеку, Джим лишь больше завелся, всё переминаясь с пятки на носок и затягиваясь раз за разом, чувствуя обжигающий, слегка саднящий дым в горле. Его вроде бы просто перед фактом поставили, но на деле поторапливали, а он ненавидел суматоху, особенно, когда приходилось принимать участие в ней. Прекрасно понимал, что ему вообще по идее неплохо было бы разорваться и успеть посетить два места одновременно, и что вместо этого он стоял и курил, не торопясь никуда. И сам он себя раздражал, и люди вокруг раздражали и вообще почти всё вызывало раздражение. Не лучшее начало дня, если уж честно говорить.

Прошло ещё около трёх минут, прежде чем Джим погрузился в машину, почти успевая поцапаться с тем самым парнишкой, что заявлял о готовности его машины. Времени не было для основательной ругани, поэтому Джим просто отмахнулся, устало устраиваясь в салоне и лениво перебирая бумаги, что учтиво уже были подготовлены там. Было и пару документов по делу и, непосредственно, досье о самом мужчине, что должен был вербоваться тем днём. Досье, к слову, уже было два раза прочитанное: Морирати довольно щепетильным и придирчивым в этом деле был, не мог не познакомиться со всей информацией, что была дана. Другое дело – запоминать. Если он и запомнил что-то оттуда, то лишь малые, действительно важные крохи, большинство фактов лишь лили воду и не давали никакого представления о человеке, тем более, о его слабых точках. А это было также очень важной информацией. И, если она не была дана, то её необходимо было узнать.

Ехали они довольно долго, и это было больше раздражающим, чем релаксирующим фактором. Около часа находиться в неприятном полумраке наедине с собой и многочисленными скучными бумагами – нет, это не лучшее времяпровождение Джима. С одной стороны, вроде бы хотелось отдыха. С другой, Мориарти прекрасно понимал, что такое отдых для него, поэтому просто желал повеселиться, поиздеваться над кем-нибудь, вновь войти в привычную для себя среду обитания, слиться с обстановкой и неожиданно напасть на самую беззащитную и наивную зверушку. А затем с большим удовольствием уничтожить её. Возможно, вполне возможно, не самые типичные желания у Джима были, но этим можно было и гордиться, хотя бы никакой заурядности! Просто такие мечты привести в исполнение было труднее, чем обычные. Следовательно, постоянная неудовлетворенность сказывалась на настроении, а затем уже и поступках мистера Мориарти. Нестерпимо хотелось курить, и через какое-то время мужчина даже порылся по карманам собственного костюма, но ничего там не было. Никакого удовольствия.

– Мы на месте, босс.

А вот эта новость была более успокаивающей, и Джим чуть ли не пулей вылетел из машины, стоило ей остановиться. Первым делом сделал глубокий вдох, набирая полные легкие свежего воздуха, затем слегка крутанулся вокруг самого же себя, чтобы бегло осмотреть местность и прикинуть некоторые возможные варианты. Честно говоря, будь у него больше времени, он бы с радостью устроил своему возможному новому агенту самую настоящую вербовку. Такую, какую он прям любил устраивать, с дичайшими испытаниями, в которых невозможно было не углядеть оттенок черного юмора самого Мориарти. Кстати, после таких вербовок к нему попадали действительно верные и готовые на всё агенты, так что одни плюсы от его гениального сумасшествия были. Только вот времени совсем не было, чтобы испытать пока ещё незнакомого ему человека, поэтому Джим и решил взять его "в поле". Это, конечно, большим риском было: новички почти всегда дрожали от страха и смущения, поэтому их первыми операциями Джим делал всегда что-нибудь несущественное. Не то, чтобы о них заботился, скорее, о сохранности своей же паутины. Но обстоятельства в этот раз вынуждали, да и мужчина любил давать шанс. Иногда новички слишком уж удивляли, не стоило их сразу списывать со счетов.

Мориарти, наверное, тысячу раз обошел по периметру небольшой пустырь, на который они прибыли. Это был скорее "квадрат" – место, частично огражденное четырьмя заброшенными зданиями. Идеальное для того, чтобы назначить самую что ни на есть приятельскую встречу. Чуть менее идеальное место для того, чтобы полчаса прождать этого приятеля, но Джим всегда прибывал на место встречи первым, поэтому какой смысл был жаловаться?

Подъехала машина, из неё вышли пара уже знакомых ему истуканов – почти что самых мелких и маловажных людей, они и в сети-то особо не состояли, выполняли небольшие поручения, которые можно было бы доверить и ребенку, но и этому были рады. А Джим при любом раскладе счастлив был, главное, что верность сохраняли и приказы выполняли. Большего никогда и не нужно было. С ними, точнее, сразу после них вышел ещё один мужчина, пока что незнакомый ему. Новые встречи и знакомства всегда возбуждали, Мориарти готов был уже прыгать вокруг него, посвящать в курс дела, расспрашивать и попутно придумывать какие-либо поручения, которые бы тот выполнял в ходе вербовки. Но нужно было хотя бы немного сдерживать свой терпкий пыл, чтобы первое впечатление о возможном боссе получилось довольно впечатляющим.

– Наручники? Серьезно? Вы – маленькие идиоты и вам очень повезло, что именно маленькие, потому что будь проступок крупнее, то я приковал бы одного из вас этими наручниками к дверце машины, а другого заставил бы разогнаться по грунтовой дороге до максимума, – Джим чуть ли не шипел на собственных подчиненных, одним кивком головы и вялым жестом показывая, что наручники необходимо было снять. Снять повязку с глаз вызвался сам Мориарти: обошел твердо стоящего мужчину и в два касания развязал плотную ткань. Вновь сделал полукруг, чтобы остановиться уже непосредственно перед ним. – Жутко извиняюсь за моих мальчишек, они всегда такие жестокие. Вот только дай им в руки что-нибудь.

Рассеяно улыбнулся, как бы говоря "ох уж эти наемники" и впился взглядом в мужчину, что всё также стоял и особо вообще ничего не делал. Таким спокойным был, отчужденным, будто такие поездки с ним чуть ли не каждый день проходили.

– А ты довольно симпатичный, не стану лукавить. Вот прям невозможно не засмотреться, – Джим рассмеялся, машинально проводя ладонью по щетине и слегка почесывая её. Задумался на мгновение. – Забыл представиться – Джим Мориарти. Тоже тот ещё красавчик. И твой возможный будущий босс. Завораживает, правда? Вот я не могу дождаться наших с тобой приключений, а ты к ним готов?

+1

6

Ветер бросает ему в лицо пришорщню сухого песка, когда он ступает подошвами дорогих ботинок на мостовую. Машинально облизнув губы, он чувствует посторонние вкрапления песчинок и морщится, но затем тут же возвращает прежнее равнодушное выражение лица, останавливаясь и чувствуя чужой, мускусный аромат парфюма. Следом за ним примешивается и голос, тот самый, что пару часов назад, он слышал в трубке телефона и позволяет тонкой улыбке скользнуть по губам.
– Ничего страшного.. – снисходительно кивает Харт, когда плотный шелк падает лентой к его ногам, и на миг ослепая от яркого летнего солнца, видит перед собой мужчину с фотографии в архивной папке Кингсмен. Он потирает запястья, потому что больше неприятно, чем больно, меланхолично смотря на красные полосы, оставленнные металлическими браслетами.– я не так уж пострадал
Харт прозносит фразу так, словно ему все равно, и не он играл роль пленника пару минут назад, пожалуй излишнее равнодушие тут даже к месту, ведь чем меланхоличнее ты относишься к происходящему, тем лучше, особенно к тому, что впринципе не сыграло большой роли в том, что было.
– Благодарю – позволяет себе усмешку Харт, когда Мориарти обходит его по кругу, останавливаясь перед ним и пододвигаясь чуть ближе. У Гарри есть возможность рассмотреть его внешность более детально, понимая, что тот человек на фотографии и тот кто перед ним – одно лицо.
– Очень приятно. Рафаэль Лекстер к Вашим услугам...босс – последнее, хоть мысленно и звучит фальшивее некуда, но на поверку оказывается довольно правдиво, даже слишком вероятно. И это не подобострастие, это скорее возможность начать поскорее, показать, что он принимает Мориарти, как своего будущего боса, согласен с условиями и мечтает поскорее показать на что, он способен. Следующие слова о приключениях, оседают на его плечах приятной тяжестью, слишком давно у него не было возможности максимально действовать самому, без координации вездесущего Мерлина, и это была уникальная возможность, не воспользоваться которой было просто бы кощунство. Кстати насчет координации, в его мозгу мелькает шальная мысль о том, что если он снимет очки, то ситуация станет чуточку острее, а он как и все джентльмены старой закалки, любил остренькое, да с перчинкой. Он сделает это позже, когда выпадет случай остаться одному, в конце концов, если вдруг операция пойдет не так, он всегда сможет воспользоваться микро наушником, замаскированным под родинку, или часами. В случае необходимости, координатор сможет его слышать, но не видеть.
– Прекрасное решение, Харт. Именно то, чего ты и хотел.
– Вы, правы, мистер Мориарти, у меня уже давно чешутся мышцы и кости, и дабы размять их, я готов пуститься в любые, даже самые немыслимые приключения.
Он позволяет легкой усмешке коснуться его губ, и смотрит на Джима, расслабленно, оценивающе, не щатравленно, как те молодчики, что недавно везли его сюда. Он делает все, чтобы они почувствовали себя на равных, пусть даже и мнимое величие гения преступного мира, отделяет их друг от друга невидимым зеркалом.

0


Вы здесь » DeLorean Ride » Война миров » glitter & gold


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC